G Club
RADIO
Журнал

Потому что мы - пираты! Об особенностях национального радиовещания

исследование интернет

© Лина Клебанова
Интерфейс, 2000-06-13
(Прислал Эмиль Грин 24.06.00)


Знаете ли вы, друзья мои, что Израиль нынче переживает "русский" радио-бум? Возможно не знаете, но наверняка догадываетесь, поскольку, щелкая радио-переключателем где-нибудь в районе Кирьят-Аты, Нетании или Ашдода, вдруг обнаруживаете голос, произносящий понятные родные слова… Это не радио "РЭКА", понимаете вы, услышав в эфире: "Я знаю три слова, три матерных слова..." - и либо срочно переключаетесь на что-то, по вашему мнению, более достойное, либо припадаете к приемнику, как к живительному источнику. Российская радиоволна, на гребне которой только в славном городе Новосибирске успешно функционирует 17 радиостанций, докатилась и до наших с вами Палестин.

"НУ И ЧТО ЗДЕСЬ ТАКОГО?", - спросите вы.

Да ничего, собственно. Только радио, которое вы слушаете, наверняка трижды нелегальное и дважды пиратское. Вас это не смущает? Меня, как слушателя, - нет. Зато как работница массмедиа, я должна, просто обязана смутиться. Именно на почве смущения и возник этот материал.

СКОЛЬКО ИХ?

На самом деле много и, наверняка, будет еще больше. Только на севере страны, помимо "Седьмого канала", статус которого так до конца и не определен, успешно функционируют радио "Дом", "Новый век" "Северный маяк"; есть свое радио в Тверии, Кирьят-Ате; существуют радиостанции и на юге Израиля. Ни одна из них не обладает лицензией на вещание, но при этом они благополучно обходят все препоны, которые можно обойти, и находят свой путь к радиослушателю и рекламодателю.

А ЧТО, РАЗВЕ НЕЛЬЗЯ ЛЕГАЛЬНО?

Как оказалось - нельзя. И дело даже не в деньгах, необходимых для подъема радио-проекта. Существует закон, согласно которому приобрести права на вещание в эфире и лицензионную волну можно только в результате "тендера", объявленного государством, а поскольку "тендер" разыгрывается раз в надцать лет, то либо его нужно терпеливо ждать, либо на свой страх и риск закупать аппаратуру и искать укромный уголок - где-нибудь на территориях или в нейтральных водах.

- Вы не пробовали вписаться в сетку программ легально работающих израильских радиостанций, ведь владельцы небольших местных каналов наверняка заинтересованы в расширении аудитории за счет "русских"? - поинтересовалась я у продюсера радио "Дом".

- Сотрудничать с ними можно, но только на уровне отдельных программ, при этом говорить о партнерстве практически нереально, так же как и получить разрешение на выкуп самого убыточного канала.

КАК ЖЕ ОНИ ПРИВЛЕКАЮТ РЕКЛАМОДАТЕЛЕЙ?

Ведь крупная компания, работающая на серьезном уровне, вряд ли станет сотрудничать с нелегальным радиоканалом открыто, зато, как объяснили мне Валера из "радио Дом" и Саша из "Нового века", представители компании могут подписать контракт с рекламным агентством, обязующимся обеспечить достойное освещение производимого продукта в средствах массовой информации. Каковы эти СМИ - вопрос для заказчика рекламы, как правило, вторичный, поскольку в условии соглашения оговаривается лишь рекламный продукт (например, разработка концепции и производство минутного радио-ролика), но никак не формы его распространения. При этом все, что можно сделать легальным путем, свободные радио-предприниматели стараются делать - например, выплачивать налоги за заключенную сделку в полном объеме, как это принято в обычных рекламных компаниях, и оформлять договора в полном соответствии с буквой закона. Да и персонал радиостанций, как правило, получает не черный нал, а законный "тлуш-маскорет", в котором на совершенно законных основаниях оговорены услуги ди-джеев, ведущих, звукорежиссеров.

ЧЕМ ЭТО ЧРЕВАТО?

Конфискацией радиоимущества. Налеты представителей закона на пиратские радиостанции происходят с завидным постоянством, но носят скорее формальный характер, так же как в случае с "русскими" видеосалонами и массажными кабинетами. Если же оценивать ситуацию в целом, то существуют два принципиальных фактора в системе взаимоотношений "государство-радио-пираты", несоответствие которым чреваты скорым налетом. Первый - это попытка использовать радио в качестве идеологического рычага или средства политической или религиозной пропаганды (именно с этим пунктом связаны многолетние проблемы "Седьмого канала" и деятельность целой сети ортодоксальных радиостанций), и второе - создание серьезных помех в государственном радиоэфире, из-за вещания на нелицензионных частотах. Последний скандал на этой почве был вызван тем, что одна из пиратских станций "вписалась" в работу диспетчерских служб аэропорта Бен-Гурион, что лишь по счастливой случайности не привело к трагическим последствиям. Но, с другой стороны, если следовать золотому правилу - не трогай государство, и оно о тебе забудет, то существовать можно относительно спокойно. Конечно элементарные правила конспирации соблюдаются. О месте расположения передатчика знают только владелец и радиоинженер, а студия закамуфлирована под компанию звукозаписи или квартиру радиолюбителя, но при желании, компетентным органам не составляет труда вычислить, кто где и конфисковать оборудование под каким-то предлогом. Другое дело, насколько полиции это надо. У них и без радио-пиратов проблем хватает.

А ПОЧЕМУ ТАК ПЛОХО СЛЫШНО?

Качество звукового вещания - вопрос чрезвычайно болезненный для владельцев радиостанций. С одной стороны, массовость аудитории, а значит рейтинг и количество рекламы прямо пропорциональны качеству звука, с другой - мощный передатчик стоит не так уж мало, чтобы в случае конфискации не было жалко его и себя. Кроме того, передатчики не столько конфискуют, сколько воруют, и это не просто серьезная проблема, это бич свободного радиопредпринимательства, поскольку в полицию по факту ограбления жалобу не подашь и разборку не устроишь. С кем собственно разбираться? Воруют ведь, как правило, конкуренты или нехорошие арабы (хорошие - разрешают устанавливать аппаратуру в частных владениях, чем, кстати, обеспечивают себе достойное пропитание). За пять месяцев деятельности радиоканала "Новый век" их передатчик исчезал три раза. Владельцу это надоело, и в плане самообороны он придумал нечто такое, что должно надолго отвадить любителей поживиться за чужой радиосчет. Как я поняла, одним капканом на медведя дело не обойдется.

ПРОИЗВОДСТВО ПРОГРАММ

В отличие от государственного радио, деятельность которого связана с проведением определенной идеологической линии или дидактической, как в случае с "РЭКОЙ", деятельность частного радиоканала, если он не связан определенными обязательствами со спонсорами, ориентирована прежде всего на потребителя рекламного продукта. Поэтому задача программного директора любой станции сводится к тому, чтобы заинтересовать и привлечь внимание целевой аудитории. Скажем, более-менее обеспеченной публики среднего возраста, способной потратить N-ную сумму на покупку спального гарнитура, заказ торжества в ресторане "У тети Сони" или поездку в Париж. При этом во главу угла ставиться соотношение затрат на производство программы с доходом от рекламы. Именно поэтому сетка программ любого пиратского радио строится на музыкально-информационной основе и рекламных программах. Причем владельцы каналов и рады были бы заниматься серьезными постановочными или авторскими проектами, но для этого необходима более профессиональная аппаратура, на закупку которой никто в полулегальных условиях не решится, так же как и на дополнительные затраты на ведущих, журналистов, редакторов, которые в сложившихся финансовых условиях неоправданны. Именно поэтому на радио "Дом" отказались от 8-часовой сетки интерактивных, развлекательных программ, вернувшись к информационным сводкам и музыкальному нон-стопу, а на "Новом веке" и "Седьмом канале" значительная часть эфирного времени отведена под рекламные программы.

МНЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛОВ О КАЧЕСТВЕ ПРОГРАММ

Вот здесь фиаско полное и безоговорочное. Никакими провокационно-хитрыми вопросами мне не удалось внести раскол в сплоченные ряды производителей радиопродукта. И хотя фраза "О коллегах либо хорошо, либо ничего" звучит несколько двусмысленно, степень политкорректности, с которой представители различных радиостанций как легальных, так и нелегальных, подходят к оценке деятельности друг друга, все-таки радует. Возможно, что в бурноразвивающемся мире русско-израильских массмедиа нам удастся избежать российского беспредела.

РУССКИЕ РАДИОМАМОНТЫ

В нынешней радиоситуации определять, кто лучше, кто хуже по-моему нет смысла, тем более, что каждое радио имеет свою вполне определенную нишу.

Скажем радиостанция "РЭКА", которой недавно исполнилось 9 лет, традиционно работает с той частью радиоаудитории, представители которой пока еще не совсем комфортно чувствуют себя в Израиле. Главный редактор радио "РЭКА", Шломит Лидор, считает, что "стилистика русскоязычного радио и телевидения в Израиле должна носить дидактический характер. И хотя модель "РЭКИ" подразумевает общее радио, т.е. тот супермаркет, в котором каждый находит что-то для себя, но люди, только приехавшие в Израиль, зачастую вообще не имеют представление о нашей стране - и задача радио "РЭКА", хоть на минимальном уровне, но дать человеку представление об Израиле".

Что же касается статистико-экономических выкладок, то "РЭКА" - это дотационное радио с жестким и незаслуженно мизерным бюджетом. Структура израильского гостелерадио предполагает независимое существование рекламно-финансовых служб и вещательных, что приводит к печальным последствиям. Притом, что сегодня "РЭКУ" слушают 63% русскоязычных граждан, и рекламодатели стоят в очереди за эфирным временем, у студии нет средств даже на приобретение компьютеров и подключению к Интернету...

СКАЖИТЕ, А "СЕДЬМОЙ КАНАЛ" - НЕ ПИРАТЫ?

На этот вопрос шеф русского вещания канала, Арье Вахновецкий, ответил, что ""Седьмой канал" вещает из нейтральных вод, ничего не нарушая. В Кнессете был принят закон, в соответствии с которым деятельность радиостанции становилась абсолютно легитимной (речь идет о так называемом законе о "Безеке", в одном из пунктов которого говорилось о том, что если радиоканал вещает более пяти лет, то ему предоставляют официальный статус). Когда началась процедура введения закона в юридическую практику, в Кнессет было передано несколько соответствующих предложений, в том числе и министра юстиции. Но поскольку "Седьмой канал" занимал и занимает ярко выраженную политическую позицию, предложения не были приняты. Кроме того, в БАГАЦ (Высший суд) были поданы апелляции с предложениями о пересмотре закона. И пока они рассматриваются, в соответствии с предусмотренной по такому случаю процедурой, действие закона приостановлено. В настоящий момент отклонено уже несколько апелляций, и как только в БАГАЦе (Высший суд) разберутся со всеми остальными, я надеюсь их постигнет та же участь, и правительству ничего не останется, как окончательно реализовать то чтение закона, которое было принято в марте прошлого года".

Радио "Седьмой канал" существует на доходы от рекламы и пожертвования радиослушателей. За четыре года работы русской службы, количество радиопочитателей "Седьмого" увеличилось с 7% до 31%. То, что руководство канала абсолютно последовательно в своих религиозных и политических взглядах, безусловно отражается на программной сетке и рекламной селекции (например, отсутствие в рекламных блоках информации о свиных магазинах, отнюдь не случайно). Но с другой стороны, степень зависимости от рекламы предполагает определенную демократичность, а наличие финансовых возможностей позволяет привлекать к работе на канале достаточно профессиональных людей.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЧТОБЫ ИЗМЕНИТЬ СИТУАЦИЮ?

Этот вопрос я задавала практически всем владельцам новых радиоканалов. Ответ один: нужно менять законодательство и выстраивать новую систему взаимоотношений частных радиопредпринимателей с государством. При этом использовать какое-либо политическое лобби радио-предприниматели не спешат. Александр, "Новый век": "Сотрудничество с какой-либо политической силой чревато, поскольку всегда найдутся те, которых мы в подобном политическом раскладе устраивать не будем. Быть мальчиками для битья в политических разборках совсем не хочется, поэтому, если мы и будем что-либо лоббировать, то только на общественном уровне".

- А если завтра вас закроют?

- Через три дня мы начнем вещать в другом месте, во-первых, а, во-вторых, уже сегодня мы в состоянии собрать у здания Кнессета не меньше народу, чем в парке "Аяркон", и хотя это вряд ли решит проблему на законодательном уровне, но в том, что привлечет общественное внимание, я не сомневаюсь.

ПОЛИТИК О РАДИОПЕРСПЕКТИВАХ

Роман Бронфман, лидер партии "Демократический Выбор": "Как представитель законодательного собрания, я не могу поддерживать легитимность пиратских радиостанций. Закон есть закон, и его надо соблюдать. Но поскольку понятие "поликультурности" израильского общества, к которому мы все-таки пришли, подразумевает наличие этнических каналов, то существование всего одного легального канала выглядит несколько неестественно. В этой связи вам наверняка интересно будет узнать, что вторая израильская радиовещательная компания приняла решение о создании русскоязычного радио, и в ближайшие несколько месяцев будут объявлены условия конкурса и официально разыгран "тендер". Таким образом, помимо "РЭКИ" в Израиле появится еще один легальный русскоязычный канал.

Что же касается деятельности частных радиокомпаний, то закон, регламентирующий их деятельность, безусловно устарел и нуждается в пересмотре. На мой взгляд, существование государственных и частных радиокомпаний легитимно в равной мере. Они являются конкурентами, что однозначно сказывается на качестве передач, при этом, с экономической точки зрения, дотационная основа деятельности государственного канала позволяет делать некоммерческие вещи, в то время как жесткая привязка к зрительскому вниманию на частных каналах не дает государственным застаиваться. Кстати, в странах с более долгой телерадио-традицией именно государственное вещание, как правило, является более качественным и интеллектуальным. В России это соотношение верно с точностью до наоборот, а в Израиле просто не сформировано из-за несовершенства закона, не позволяющего реализовать существующий потенциал. Надеюсь, что процедура пересмотра закона не затянется надолго, и тогда процесс активизации, который существует сегодня в "русских" массмедиа, не будет замыкаться сам на себе, а наверняка приведет к качественному скачку.

ТАК ЧТО В НИХ ХОРОШЕГО?

Александр, "Новый век": "Ну плохо быть пиратом, конечно плохо. Хотя если бы возможность легализации была реальной, выиграли бы все. Мы не только восполняем существующие в русскоязычном израильском эфире пробелы, не только развлекаем и пытаемся быть полезными радиослушателям, на нашей и не только на нашей радиостанциях сегодня работают десятки человек. Это, в основном, люди творческих специальностей, которым найти свою нишу в другой стране не так просто. Благодаря нашей деятельности они не только в состоянии нести прекрасное в массы, но и прокормить себя и свои семьи, занимаясь любимым делом. Ведь никто из госчиновников даже не задумывался о том, что пиратское радио берет на себя функции "Битуах-Леуми" (израильский Собес) и "Лишкат-Аводы" (биржа труда), а надо бы задуматься - может хоть тогда забрезжил бы свет в конце "пиратского" тоннеля".