G Club
RADIO
Журнал

Лихо Москвы

© Евгения Сергиевская
еженедельник "Завтра", #21(338), 24 мая 2000 г.
(Прислал Алексей Васильев 12.10.00)


В ВЕЧЕРНЕМ И НОЧНОМ радиоэфире, двигая колесико настройки в тщетных, как правило, поисках музыкального отдохновения, натыкаешься на болтовню ди-джеев весьма двусмысленного и скандального толка. Но однажды пришлось услышать такое, что надолго задержало внимание и побудило регулярнее настраиваться на этот диапазон. Впрочем, станция эта была мне известна и ранее, но я не предполагала, что дело зашло так далеко...

А в эфире в тот вечер со слушателями общался сам главный редактор р/с "Эхо Москвы" А.Венедиктов, и практически в каждом звонке с разной степенью истерического восторга в мужских и женских голосах звучало: мы (я) так счастливы, что вы у нас есть; мы не можем жить без вас; радио никогда дома не выключается; слушаю вас всю ночь, спать не ложусь без приемника; без вас не выжили бы; я ко всем вашим советам прислушиваюсь — и т.д. и т.п. Г-н Венедиктов, обычно развязно-наглый, агрессивный, буквально упивался триумфом, хотя, мягко говоря, неадекватность реакции слушателей, да будь хоть на трижды гениальные передачи радиостанции, была заметна и не психиатру.

Позже я услышала уже закрепившиеся термины (в том числе и на самой радиостанции) — эхоманы и эхомания, предложения создать клуб "Фанатов станции", увидела на ее входе кучки балдеющих счастливцев, выигравших в различных играх в эфире кружки и майки с логотипом "Эхо Москвы".

Станция заботливо растит свой контингент, всякая критика в эфире жестко и грубо пресекается, советуют либо переключиться на другую программу, либо "вырубают" сразу, уже узнавая голоса "инакомыслящих". Зато для "своих" — множество игр и развлечений с недешевыми призами, иногородним даже рекомендуют, чтобы не тратиться на звонок, оставлять телефон на пейджере и перезванивают сами. И все бы ничего, пока я не поймала в предвыборном "эхомосковском" эфире разговор ведущего с буквально плачущей пенсионеркой, некогда инженером, которая жаловалась на полную нищету, но клятвенно заверяла, что будет обязательно голосовать только за "демократов", за Явлинского, "потому что вы — моя любимая станция" и т.д. в том же духе.

Налицо был результат целенаправленного, искусственно формируемого воздействия на человека с травмой сознания из-за разрушения привычных социальных связей, искажения исконных ценностей, общественной тревожности, возрастания антисоциальных явлений. А радио тем и занималось, что расшатывало мировоззренческие, моральные и культурные установки и мотивации личности и социума. В подсознание внедрялись новые "ценности", даже противоречащие здравому смыслу и чувству самосохранения. Эта "сшибка" в психике походила на "стокгольмский синдром", когда жертвы обоготворяют насильников.

Пенсионерка-то и натолкнула меня на мысль о чем-то давно знакомом, и я вспомнила: женщина с остекленевшими глазами, засыпающая с жужжащей радиоракушкой в ухе, три стены в доме с беспрерывно галдящими и вступающими в бессмысленную перепалку виртуальными "родственниками" — вот вся жизнь в мире, где преследуют тех, кто самостоятельно думает, читает, размышляет, где страшно и не о чем говорить между собой даже самым близким людям. В мире, где сжигают книги как источник разномыслия и подлинных душевных страстей... Это был Брэдбери, "451 градус по Фаренгейту". И монолог брандмейстера Битти, пытающегося образумить усомнившегося в правильности подобного человеческого существования Гая Монтэга, мог бы стать профессиональной хартией работников р/с "Эхо Москвы", ибо реальность, на какую они в перспективе работают, возможно, и не все полностью отдавая себе в этом отчета, обязательно воплотится в итоге в реальность Рэя Брэдбери. Вот они, некоторые из постулатов Битти: "Человек только для того и существует. Для удовольствий, для острых ощущений...

Если не хочешь, чтобы человек расстраивался из-за политики, не давай ему возможности видеть обе стороны вопроса. Пусть видит только одну, а еще лучше — ни одной...

Устраивайте разные конкурсы, например: кто лучше помнит слова популярных песенок, кто может назвать все главные города штатов или кто знает, сколько собрали зерна в штате Айова в прошлом году... Но не давайте им такой скользкой материи, как философия или социология. Не дай Бог, если они начнут делать выводы и обобщения... Подавайте им увеселения, вечеринки, акробатов и фокусников, отчаянные трюки, реактивные автомобили, мотоциклы-геликоптеры, порнографию и наркотики. Побольше такого, что вызывает простейшие автоматические рефлексы".

"Родственники" с р/с "Эхо Москвы" (а они там в большинстве и на самом деле родственники) работают" вполне по заветам зловещего брандмейстера — на "автоматические рефлексы". Ежедневный оглушительный поток (каждые пятнадцать минут и для лучшей усвояемости на музыкальной подкладке) информации, которую осмыслить заведомо невозможно, одни вершки. О причинах тех или иных известных событий, в той же, к примеру, Сьерра-Леоне, в Лондоне ни слова. Катастрофы, убийства, захваты заложников — на первом месте, опять же ни выводов, ни обобщений. И, конечно, игры, конкурсы — обязательная часть программы.

"Какие же у нас образованные, интеллектуальные слушатели!" — слащаво поглаживает по головкам аудиторию очередной ведущий, присуждая приз за ответ на вопрос: "Сколько мужей было у голливудской кинозвезды Доры Пупкинд, или с каким счетом победили милуокские "петухи" "козлов" из Сент-Луиса в 1723 г." А уж рекламные игры с "МК"-Бульваром, сытое урчание Ксении Лариной в ресторанных эфирах, отвязный трёп какой-то тетки по фамилии Конеген или субботние вечерние посиделки с пошлейшим Львом Гулько и Ко — это песня для людей с измененным состоянием сознания. Сей Лев неизгладимо запечатлелся после похотливых восторгов по поводу какого-то английского фильма, где выкинутые на улицу шахтеры нашли средства к существованию, зарабатывая мужским стриптизом. Цивилизация! Какой урок нашим лапотникам, месяц стучавшим касками на Горбатом мосту!

СУДЯ ПО ЗВОНКАМ В СТУДИЮ, основной контингент слушателей — так называемые интеллигенты разной степени пристроенности в вожделенном рыночном раю. И "Эхо Москвы" выбрало беспроигрышную стратегию: организовало эфирное пространство так, что оно имитирует ту самую знаменитую интеллигентскую кухню советских лет, где под дешевую водочку велись псевдоглубокомысленные споры. Там закладывались основы того безответственного безнационального эрзац-мировоззрения, которое умело направили в нужное русло ведающие, что творят, "перестройщики". Нынче не соберешься, как прежде, многие привычные связи распались, а полная иллюзия "кухни" — вот она, щелкни кнопкой приемника — и ее заполнят голоса, советы на любой случай жизни, от геморроя до выборов, а также сплетни, анекдоты, рассказы о спектаклях, фильмах и выставках, которые тебе некогда или не на что посмотреть, ты узнаешь о меню ресторанов и расценках в клубах, о том, как заработал свой первый рубль Чубайс, о фешенебельных курортах, интимной частной жизни политиков и модных писак. Только не задавайся вопросом "для чего и почему", подобная любознательность опасна, лучше послушай в прямом эфире эксклюзивное интервью Кириенко или Аслана Масхадова, попереживай за несчастного Бабицкого или за "совесть России" Сергея Адамовича Ковалева, которого "кинули" лохотронщики на 2000 баксов.

Нужно отдать должное организаторам и вдохновителям этого проекта: он удался. Радио "Эхо Москвы" не только утвердилось в столице и окрестностях, но активно наступает на регионы России и страны СНГ, вещает в Чикаго и Сиэтле... Интернет умножает эти возможности. А начиналось все скромно в 90-м году, в тесной студии на Никольской, с пары десятков сотрудников. Некоторые из тех, первых, уже в Америке. Сегодня число работающих на "ЭМ" перевалило за сотню. Однако ядро станции неизменно. Его составляют, в основном, дикторы бывшего советского иновещания, друзья детских и юношеских лет. Но главное — единомышленники. Станция работает, как отлично налаженная мегамашина пропаганды, перед которой агитпроп ЦК КПСС — простецы, эдакий сермяжный "Петруша на тракторе".

Сами руководители "ЭМ" никогда не согласятся с мнением, что деятельность их р/с — это целенаправленная "промывка мозгов", они постоянно подчеркивают, что главная задача "ЭМ" — дать потребителю объективную и оперативную информацию. Неизвестно, какой процент слушателей верит этим побасенкам, но, видимо, немалый, учитывая очевидную разоруженность нашего населения перед технологиями манипуляций сознанием. Перед фактом, который действительно трудно вместить в голову, особенно в похмелье от эйфории конца 80-х годов, и факт этот таков: тот режим, какой утвердился в России после провокационного августа 91-го года, все его институты, подавляющее большинство СМИ — это инородное тело, гнойная капсула чудовищного фурункула, заражающего гниением здоровые ткани народной жизни, ее уклад, ценности, сам ее дух.

Люди, которые громят сегодня биржи, банки и "макдональдсы", строят баррикады в Лондоне, Цюрихе, Давосе, Берлине, в Штатах, знают, что надвигается на мир, когда протестуют против глобализации капитала, против всепланетного "торгового строя", где человек-кочевник станет лишь "протезом" своей электронной карточки.

Наши "стада" под голубыми профсоюзными знаменами смиренно просят прибавки жалованья и пенсии, большей социальной защиты. На "стада", чтобы они не очнулись, перестали быть тошнотворной толпой обывателей, и направлена вдалбливающая скороговорка "родственников" с "Эха Москвы".

“Слушайте радио, остальное — видимость" — и здесь на станции не лукавят. Ее стараниями сущность нынешней сложнейшей реальности подменяют умело сконструированным новостным рядом — ударом, рассчитанным на мгновенный эмоциональный отклик, а не на критическое восприятие. Новостное колесо "Эха Москвы" равнодушно катится по костям русских солдат, погибших на Кавказе, по слезам наших старух и вдов, по отчаянию преданных братьев в Латвии и Казахстане, Эстонии и Туркмении, по недетскому горю миллионов беспризорников, по телам потерявших работу отцов и матерей, кончающих с собой вместе со своими детьми, по замерзающим городам, обанкротившимися заводам, окончательно спивающейся деревне, по нашей памяти, героям и славе. По нашему будущему — миллионам трупиков, пренатальному материалу, согласно политкорректной лексике "Эха Москвы", в абортариях. Но все равно населения в России еще многовато. Женечка Альбац, дорогая гостья "родственников" на радио-кухне, так без смущения и лепит в эфире: "Пока все эти старики с красными тряпками не перемрут — житья нам здесь не будет". И то — какая трагическая судьба, лучшие годы проходят, а ты ждешь — не дождешься смерти этих упертых коммуняк, которые, мерзавцы, никак не дают развернуться в полную силу эхомосковским идолам: Чубайсу, Явлинскому, Гайдару, Немцову, Лившицу, мелькали еще Уринсон с Кохом, Авен с Козыревым — да что-то в последнее время подзаглохли.

СО ЗЛОБНОЙ ИРОНИЕЙ отвергая даже попытки заговорить об идеологии того государства, на каком они паразитируют, стратеги с "Эха Москвы" выстраивают вещание в строгом согласии с примитивными догмами космополитизма, антикоммунизма и русофобии. Оппоненты приглашаются в студию лишь для видимости "плюрализма", по частным поводам. И никогда в якобы дискуссиях не услышишь здесь голоса В.Кожинова, А.Зиновьева, В.Распутина, Ю.Бондарева, С.Кургиняна, К.Мяло, С.Горозова, никогда не представят без предвзятости, а скорее попросту замолчат, новые книги А.Проханова и В.Личутина, С.Сибирцева и Ю.Козлова, А.Афанасьева и В.Дегтева. Чужие здесь не ходят. И чужое для "ЭМ" — все, что связано с национальным духом России, ее самобытным путем, традициями и культурой, с опытом построения великой советской цивилизации, альтернативной хищническому потребительству Запада с его культом собственной исключительности, насилия, денег, злой мистики успеха. "Общество спектакля", давно проклятое европейскими интеллектуалами, непродавшимися "золотым мешкам", царство выморочной шоукратии, по глубочайшему определению С.Кургиняна, — вот, что воздвигается в России с усердной помощью "Эха Москвы".

Вот к очередному юбилею Победы собралась испытанная шайка некрофилов и затянула привычное — Сталин-Гитлер, побежденная Германия выиграла, мы, победители, проиграли. Как всегда, впереди своих руководящих "прогрессоров" обозреватель А.Черкизов, столп демократии, запрограммированный ненавистью к Государству Российскому, к русским, оставляет после своих приблатненных комментариев выжженное пространство. Хам и истерик, он буквально визжал от ликования в микрофон в трагическом октябре 93-го, когда в "Белом доме" отключили свет и воду: "В дерьме, потонут в дерьме..." Теперь же вся эта "паучья элита" сучила мохнатыми лапками, шуршала вокруг святынь Великой Победы, не замечая того, что все они вместе со своей процветающей станцией, с пока еще осторожно потрепанной "крышей" в виде "Моста" Гусинского навсегда помечены кровью жертв Приднестровья и Абхазии, московского Октября и чеченских войн. Никогда не забудутся "эхомосковские" шабаши, призывающие к расстрелу Парламента и "Останкино", бесконечные льстивые интервью с Удуговым и поношение российских солдат, нескрываемая жажда позора и полного разгрома России.

"Красно-коричневые"; "эта страна"; "русский фашизм"; "имперские амбиции"; "не допустить никакого объединения бывших республик СССР"; "мы — отсталые, нецивилизованные"; "никакого сильного государства"; "побыстрее распродать землю"; "еще больше свобод, пора облегчить участь наркоманов и продавать для них наркотики открыто"; "никакого пересмотра итогов приватизации"; "незачем тратить деньги на Космос"; "пусть платят за образование и здравоохранение, за все, а не могут платить — значит, никчемные, таким и жить не стоит"; "православие — анахронизм, будущее за экуменизмом"; "пусть процветают сотни сект!"; "нам никто не угрожает"; "НАТО — наш друг"; "разоружимся добровольно"; "Курилы — Японии, Калининград — Германии, Кавказ отпустить, создать конфедерацию земель"; "русские еще не покаялись за коммунизм, сталинизм, антисемитизм..."

Довольно, наверное. Я обозначила главные направления в информационных технологиях пропагандистской работы "Эха Москвы". Они, разумеется, не афишируются столь прямолинейно, но именно на них зиждется фундамент идеологической политики станции. А все остальное — гномы и хоббиты, песни и пляски, игры и игрища, интервью, комментарии, опросы слушателей — лишь средство в достижении замысла: переломить хребет российской истории, уничтожить ядро национального самосознания и выпустить в свет некую территорию, населенную мутантными особями с непрерывно жужжащей радиоракушкой в ушах.