G Club
RADIO
Журнал

Кто хитрее, тот и вещатель

"Наше Радио" избежало участи "Русского хита"

© Антон Чаркин, Алексей Мунипов
"Известия", #3 (25348), 14 января 1999г.
(Прислал Алексей Васильев 12.08.00)


В диапазоне FM дебютировала новая радиостанция "Наше радио", вещающая на частоте 101,7 МГц, которую до недавнего времени занимало радио НСН. Можно было бы предположить, что появление нового вещателя произошло в результате давно обещанного ФСТР открытого конкурса. Но положение о конкурсах до сих пор не утверждено, а стало быть, не работает. Никакого конкурса по частоте 101,7 МГц не было, и у НСН никто не отбирал лицензию. Ее попросту переоформили. Хотя очередной прецедент произошел и вопрос об аннулировании лицензии некоторое время угрожающе нависал над головой предприимчивого вещателя.

"Известия" уже писали о независимой женской радиостанции "Надежда", которая в качестве самодеятельного коммерческого эксперимента радикально изменила формат вещания, назвалась "Русским хитом" и провела массированную рекламную кампанию. Перед Новым годом ФСТР вынесла "Надежде" первое предупреждение, временно отключив вещание за "грубое нарушение лицензионного соглашения". После письменных обещаний вещателя вернуться к прежнему формату и снять всю наружную рекламу "Русского хита" радио включили. Затем ФСТР устроила мониторинг эфира, на основании которого провела сравнительный анализ процентного соотношения тематических программ, заявленных в лицензии. Результаты оказались неутешительными для "Надежды". В ФСТР решили, что вещатель не вернулся к установленному формату и полностью не снял крамольную "наружку". Радиостанции вынесли второе предупреждение и обещали аннулировать лицензию. После этого "Русский хит" был вынужден вновь принять девичье имя "Надежда" и вернуться к "независимому женскому" естеству.

Сценарий рождения "Нашего радио" до боли напоминает чудесное превращение убыточной женской "Надежды" в задорный, потенциально прибыльный "Русский хит". Да и желание новой радиостанции потеснить коммерчески успешное "Русское Радио" в его уютной нише налицо. Любая концепция, грамотно эксплуатирующая патриотизм, всегда приносит деньги — прорыв "самого народного радио" убедил в этом сомневающихся. Поговаривают, что в мытарствах трансформировавшейся в "Русский хит" "Надежды" не обошлось без интриг "Русского Радио", которому, очевидно, конкуренты не нужны.

В лицензии #3304 от 20 июля 1998 года записано, что радиостанция НСН вещает на частоте 101,7 МГц в следующем формате: 9% программного продукта иностранного производства, 10% — образовательных программ, 35% — культурно-просветительских, 5% — детских, 41% — информационных. "Наше радио" с первой же эфирной секунды ударилось в самый популярный в диапазоне FM формат мюзик нон-стоп. Отличие от НСН очевидно. А с суперрейтинговым "Русским Радио" новый проект разнится подбором "качественной русской музыки" — рок и попса относительно высокой пробы (насколько, конечно, это возможно).

"Наше Радио" запустилось на настораживающе внушительной учредительской базе — с равным участием "Логоваза" Бориса Березовского и News Corporation Руперта Мэрдока. Во главе нового проекта оказался экс-программный директор радио "Максимум" Михаил Козырев, сделавший в свое время самую модную молодежную радиостанцию. А вместе с ним на новое место перебрались некоторые максимумовские ведущие.

Козырев утверждает, что в случае с "Нашим Радио" все трансформационные процедуры выполнены законно: работа с ФСТР проведена успешно, лицензию на вещание на частоте 101,7 МГц переоформили на новое электронное СМИ "Наше радио". Почившее радио НСН г-ну Козыреву, конечно, жаль, но не более. "Нам в первые дни пришло два факса от возмущенных бизнесменов. А где они были, когда их любимая радиостанция загибалась без денег? Почему не помогли рекламой? На НСН не платили зарплату, не было средств, чтобы купить хороший СD-проигрыватель. Станция существовала на дотации "СБС-Агро" и приносила большие убытки. Как бы я ни любил это радио, но выжить в нынешней ситуации оно просто не могло. Мы выбрали эту частоту просто потому, что она продавалась. Это рынок, ничего не поделаешь", — заявил в интервью "Известиям" Козырев.

Наивно было бы предположить, что влиятельные родители нового проекта не предусмотрели всех проблем, которые могут возникнуть с переоформлением лицензии. И действительно, "Наше радио" бодро вещает и по сей день, аккуратно подогнав новую лицензию под коммерчески выгодный формат. Новый вещатель оказался хитрее незадачливой "Надежды"—"Русского Хита". Как сообщили "Известиям" в ФСТР, "Наше радио" появилось на свет вполне законным путем. Оказалось, что, пока не действует положение о лицензионных конкурсах, никому не возбраняется прийти в службу с новой концепцией вещания и, обосновав необходимость смены формата и названия, попросить переоформить лицензию. Вопрос лишь в том, удовлетворит ли новая концепция чиновников. Очевидно, в случае с "Нашим радио" последние остались довольны. В Федеральной службе нам признались, что вещатель изначально пошел опасным путем радио "Надежда", но вовремя сообразил, что не мешало бы переоформить лицензию. И это законопослушное деяние постфактум компенсировало досадную оплошность выхода в эфир под другим именем и в другом формате. А что касается смены учредителей радиостанции и вообще их состава, то, похоже, это остается для ФСТР абсолютно темным пятном, еще только подлежащим просветлению. Первые робкие точки над i служба собирается поставить на совещании, которое состоится 15 января и будет посвящено "порядку лицензирования деятельности телерадиовещательных организаций в 1999 году".