G Club
RADIO
Журнал

Колебания эфира

Старый "Маяк" гаснет. Новый утверждается со скандалом

© Елена Рыковцева
"Общая газета", #26(360), 29 июня 2000 г. — 5 июля 2000 г.
(Прислал Алексей Васильев 29.07.00)


Коллективное письмо

(подписано "Журналисты "Маяка", разослано в Думу, в Администрацию президента, в Союз журналистов, в "Общую газету" и пр).

"Считаем своим долгом проинформировать Вас о том, что старейшая и самая мощная государственная станция — под угрозой уничтожения. Из программы вытравливаются аналитические материалы на актуальные темы, из штата выдавливаются журналисты, которые являются достоянием редакции, но которые не клонят голову перед непрофессионализмом, наглостью нового руководства".

ОСЕНЬЮ прошлого года на радиостанции "Маяк" в одночасье сменился весь менеджмент. Пришел новый председатель — Андрей Быстрицкий (до того работал на ТВЦ и на Би-Би-Си) и привел с собой новую команду — человек шесть. Всех назначил руководителями направлений. Каждому руководителю определил задачу: выявить в своем подразделении человеко-балласт — то есть тех журналистов, которые не пригодны для работы при новой концепции вещания, — а это минимум болтовни ("болтовней" обозначили тематические программы) и максимум информации. Осовремениваться нужно было и по случаю получения "Маяком" FM-частоты.

К январю новый программный директор — Григорий Шевелев — выбросил из сетки вещания с десяток старых, архаичных, на его взгляд, программ, а руководители направлений определили тех, "кому сложно было вписаться в информационную канву эфира". В апреле Быстрицкий издал приказ, которым с 1 июля сокращалось 38 рабочих мест. Причина — "низкая загрузка персонала".

Вскоре Быстрицкий и сам ушел из компании — руководить "Вестями" на РТР. На хозяйстве оставил Ирину Герасимову. (Она пришла на "Маяк" осенью, на должность заместителя председателя по финансам.)

Как увольнять творческого человека?

"УВОЛЬНЯЮТ никакой не балласт, а хороших, опытных работников!" — кричат сегодня сотрудники "Маяка". Наверное, составляя список на сокращение, кого-то оценили предвзято, кого-то правильно. Со стороны не понять. Одно точно: тут начисто отсутствовала мотивация — никто толком не беседовал с увольняемыми, не выдвигал претензий к качеству работы, не пытался, словом, по-человечески с ними объясниться. "Индивидуальный подход" осуществлял сотрудник охраны. Вот именно индивидуально подходил с бумажкой: "Распишитесь в том, что вам известно, что вы — в списке на сокращение". Жертва, как правило, отказывалась. Тогда охранник совал на подпись акт об отказе подписаться. Жертва опять упиралась. Тогда охранник предлагал подписать акт об отказе подписаться под отказом подписать акт. Их контакт продолжался долго — говорят, за некоторыми строптивцами охранники следовали неотлучно, вплоть до туалета.

Но бог с ним — с нежеланием руководителей объясняться с намеченными на увольнение. Неприятная это штука — объясняться. Но коллектив-то должен был понимать: почему хотят избавиться от того или иного сотрудника? А он принципов селекции не понял. Не принимать же за "творческий анализ" замечания к дикторам приглашенного филолога, вывешиваемые на доске объявлений, про то, что надо говорить "сАммит", а не "саммИт"?.. На "Маяке", с приходом новой команды, были отменены общие летучки, где журналисты получали хоть какое-то представление о том, как их оценивают коллеги. Обсуждения эфира стали проходить в узком кругу новых начальников. Иногда из этого круга просачивались частные замечания, иногда — благодарность за хороший сюжет.

Ирина Герасимова говорит, что не видит толку в творческих собраниях столь большого коллектива (а "Маяк" — это под двести человек). И не видит смысла объяснять сотруднику сути претензий к нему: "На это у них два ответа: "А судьи кто?" или "Скажите, как надо, — я сделаю". Может, она и права. Но отсутствие внятных критических оценок дало людям повод заявлять, что увольняют их "из мести", а вовсе не "из непрофессионализма".

Смертельная битва "концепций"

Из коллективного письма:

"Разрушение "Маяка" новое руководство прикрывает фразой о "новой концепции". Кто наделил их правом самостоятельно менять концепцию государственной радиостанции? Новое руководство не подпускает к этому делу профессиональных сотрудников "Маяка".

Ирина Герасимова: "Раньше каждый из них вскапывал свой огородик. Цельной политики станции не было. Сейчас всё собирается в одни руки, и это вызывает возмущение".

Увольнения — только один из пунктов перестройки на "Маяке". Самые громкие страсти бушуют вокруг новой концепции эфира, предложенной новой командой. Старая команда цепляется за прежний "разговорный жанр", новая считает, что ставку надо делать на информацию.

Впрочем, сегодня архаичные программы из сетки выброшены, "балласт" из рабочего процесса выключен: намеченные к сокращению давно сидят без эфира. А что теперь в этом эфире? Можно посмотреть! Месяца два назад у "Маяка" появился сайт в Интернете.

О качестве ленты новостей мне судить сложно. На "Маяке" гордятся скорее их количеством. Число выпусков новостей выросло в пять-шесть раз, корреспонденты "Маяка" делают 80-90 информационных сюжетов в день, и у станции почти нет нужды в услугах информагентств.

Проще поддается оценке главная аналитическая программа службы информации "Маяка" — "В центре внимания". Каждый день — подробный диалог с чиновником или политиком. Можно заметить, что принцип подбора собеседника — чистейшая стихия. Поисками информационного повода для беседы голову себе не морочат. 13 июня. В студии "Маяка" — Вячеслав Никонов. Ведущий Евгений Грачев: "Наш гость — президент фонда "Политика". И, естественно, наш разговор пойдет по вопросам политики. Я бы предложил, Вячеслав Алексеевич, такую схему нашей беседы. Ну, политика бывает внутренняя, бывает внешняя, да? И вот основные группы вопросов как раз и по внутренней, и по внешней политике. С чего начнем?"

Не буду утомлять ваше внимание Никоновым — утомлю журналистом Грачевым, его репликами по ходу продолжительнейшей беседы: "Задумка президента в том и состоит, чтобы в стране восстановить порядок и управление страной. Ведь это во благо страны, ведь так?", "За рубежом очень внимательно следят за преобразованиями в России, они там находят понимание. Более того, тон высказываний, в основном, положительный", "На предстоящий визит Путина в Германии смотрят с большим оптимизмом. Говорят, что приезжает молодой, энергичный лидер, так сказать, предсказуемый, уравновешенный, с которым можно сотрудничать многие годы".

Ознакомишься с серией таких интервью, перечитаешь еще раз обиженное письмо сотрудников "Маяка" и в конце концов подумаешь: а ведь стоят они друг друга — и те, кто остается, и те, кого увольняют. Первые славословят власть, а вторые пишут: "Мало славословят!" Из коллективного письма: "Вещание на государственном "Маяке" ведется отнюдь не в интересах государства. В эфире нет места материалам на темы "Новая система государственного строительства", "Укрепление вертикали власти". Новые руководители заявляют: "Нам это не интересно". Ерунда. Им — интересно. Вон в Интернете по сей день — отрыжки предвыборной войны с Лужковым. Почитайте вопрос, который сегодня "Маяк" задает своей аудитории: "Исполнился год с тех пор, как правительством Москвы была закрыта линия трамвая по улицам Верхняя и Нижняя Масловка. Таким образом, жители остались без самого удобного в районе маршрута трамвая, без экологически чистого и надежного транспорта. Как вы относитесь к судьбе московского трамвая?" Это, заметьте, ВСЕЙ России предлагается помянуть усопший маршрут и поломать голову над дальнейшими передвижениями столичного наземного транспорта...

И совсем уж размывается граница между старым "Маяком" и новым после ознакомления с фирменной программой музыкальной редакции "Звездная гостиная". В списке гостей с изумлением обнаруживаю... певца Юлиана! Видите ли, я хорошо запомнила, как Андрей Быстрицкий, характеризуя "культурный уровень" старых работников "Маяка", говорил: "Им, представь, нравится Юлиан! И этим все сказано". Теперь Юлиан — в новой программе, утвержденной новой руководительницей отдела, опрашивает его новый корреспондент: "А какие у вас личные стремления?" — "Ой, какие же у меня личные стремления? Я даже не понял, о чем вы меня спрашиваете. А у меня, понимаете, вся жизнь моя связана с искусством. "Моя жизнь — в искусстве", — сказал Станиславский"... Юлиан спел пяток песен и рекламнул свои питерские гастроли. Но ведь это — топорно сработанный "спонсорский проект", а вовсе не "новая концепция вещания".

И не принимать же за "новизну концепции" приглашения на долгие беседы в эфире мало кому известных персонажей? "Мой гость сегодня прекрасный актер. Я думаю, что очень многие его знают, но, к сожалению, я еще раз повторю, к сожалению, очень многие театралы знают моего гостя, зовут его Валерий Еременко" (цитирую дословно).

Но и от интервью с малоизвестными актерами в конце концов начинает пахнуть старой доброй "джинсой". "До будущих встреч, — прощается ведущая Светлана Новикова с актером Андреем Шейниным, — в "Звездной гостиной", на сцене театра, на экране кино и даже на рекламе телевизионной, которую, когда тебя показывают, я тоже смотрю с удовольствием". "И чистишь зубы "Бленд-а-медом", — напоминает гость. "Да! Когда ты рекламируешь "Бленд-а-мед" — безусловно!" — радостно подхватывает ведущая...

Образчики нелепости, безграмотности, грубой "заказухи" на новом, перестраивающемся "Маяке" неисчислимы. Можно допустить, что старый был скучнее, информационно ущербнее нынешнего. Но — кто сравнивал? Кто выносил авторитетное заключение, что "Маяку" пошла на пользу новая модель эфира? Или, наоборот, поставила его "на грань уничтожения"? Ни старые сотрудники редакции, ни новое руководство арбитрами тут быть не могут. Делать какие-то выводы из подсчетов КОМКОНа или Гэллапа, которые раз в полгода измеряют аудиторию радиостанций, пока еще рано. Вроде бы у "Маяка" за последнее время на 12 процентов увеличилась аудитория московская. Но преждевременно считать это закономерностью. И нельзя принимать за оценку работы компании возросший объем рекламных продаж "Маяка", потому что даже Ирина Герасимова признает, что тут заслуга не новой концепции, а нового рекламного агента станции — компании "Видеоинтернешнл"...

Нет критериев, нет критиков, никто не рецензирует радиопередачи в газетах, нет редколлегий с участием приглашенных экспертов... А они нужны. По крайней мере, такому достоянию республики, как радио "Маяк".