Интервью: Михаил Бергер, генеральный директор РуМедиа (радио Business FM)


Радио вчера


- Старт вещания 1 марта 2007 года (фоторепортаж)
Планировалось: "формат all-news с круглосуточным информационным вещанием. После 20 минут прослушивания эфира слушателю понятна вся информационная картина дня."
Что-нибудь изменилось?

2009-06-17 http://www.kommersant.ru/doc/1188267 - о покупке радиостанции

Владелец Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин договорился о покупке 100% холдинга "Объединенные медиа" (основной актив — радио Business FM) у Аркадия Гайдамака и топ-менеджеров за $23,5 млн.

По данным TNS Global за март--май 2009 года, в Москве ежедневная аудитория радио Business FM составила 369,1 тыс. человек, радио "98 хитов" — 131,3 тыс. Выручка холдинга в 2008-м составила 340 млн руб., чистый убыток — 29,6 млн руб.

Совокупные инвестиции Аркадия Гайдамака в "Объединенные медиа" оцениваются примерно в $30 млн, но рыночную стоимость холдинга в прошлом году гендиректор компании Даниил Купсин называл в пределах $80-100 млн. С начала года цена резко снизилась — примерно до $25 млн. За такую сумму "Объединенные медиа" предлагались, например, холдингу "Коммерсантъ". "Нас интересовала эта компания, но мы не дошли до стадии подписания бумаг.

Заместитель гендиректора ВГТРК Сергей Архипов и господин Полесицкий предположили, что "Объединенные медиа" могут быть интересны господину Лисину "как ресурс влияния".

- Радиостанция, как, и, наверное, любой медийный проект, претендующий на свою долю аудитории и рынка, не может не меняться. Правда, делать это мы стараемся очень деликатно. Какие-то элементы эфира исчезают, какие-то появляются, но основная идея формата - “All news” – остается неизменной.

Важно также понимать, что Business FM – не радиостанция о бизнесе, вернее, не только о бизнесе. Это радио для людей, связанных с бизнесом. Этого, кстати, не было в первоначальной концепции 2007-го года. Радиостанция про бизнес сообщает котировки с утра до вечера, а на радиостанции для бизнесменов важны и политика, которая связана с бизнесом, и ситуация с погодой, спортом, курортами, образованием и так далее. Но при всех мелких и не очень мелких изменениях мы не стали ни музыкальным, ни сельским, ни детским радио. Мы бизнес радиостанция.

- Покупка через полтора года. Чья инициатива: продавца или покупателя?

- «Румедиа» как всякая компания, думающая о развитии, рассматривала активы, которые могли бы быть интересны и вписывались бы в стратегию нашего развития. Когда до нас дошла информация о том, что Аркадий Гайдамак - владелец компании “Объединённые медиа” - выставил её на продажу, мы решили, что это «наш» объект. И приступили к переговорам.

- По данным Коммерсанта вложено было $30 млн., а продано за $23.5, т.е. в убыток.

- Похоже на правду, т.к. компания была хорошо так, жирно проинвестирована первым акционером. Но кризис – это же не просто набор звуков. В кризис люди нередко теряют деньги.


Радио сегодня

Кадры

- Произошла ли смена команды после покупки?

До покупки была конфигурация: президент холдинга "Объединенные Медиа" Аркадий Гайдамак, генеральный директор управляющей компании "Объединенные Медиа", он же генеральный директор ИД "Московские новости" Даниил Купсин, генератор идеи создания "Бизнес ФМ", одни из авторов, управляющий директор Дмитрий Солопов. Егор Альтман - первый зам.ген.дира.

Когда компания делает приобретение, то инвестор на ключевых постах, как правило, хочет видеть людей проверенных, с которыми он работал или работает. С разными людьми из первоначальной команды в «Объединенных медиа» ситуация складывалась по-разному. Егор Альтман работал ещё полгода в качестве моего советника. Он никуда не ушел после смены владельца. Ушёл Даниил Купсин. Надо сказать, что Даниил Купсин очень корректно вёл передачу дел - такое бывает не часто, и лично я ему за это благодарен. Всё было разумно, вполне дружелюбно. Да и Гайдамак, насколько я знаю, тоже повел себя в отношении своих менеджеров-миноритариев довольно благородно. Несмотря на то, что он зафиксировал убытки, миноритарии получили свою премию по договору, который у них был и каждый занялся своим делом.

У нас, правда, была договорённость, что топ-менеджеры не будут заниматься конкурентным бизнесом и договорённость была немедленно нарушена -- Солопов занялся созданием Коммерсантъ ФМ. Просто немедленно. На развитых рынках, если ты покидаешь компанию с премией, то, как правило подписываешь соглашение, которое ограничивает право в течение какого-то времени (год-два-три) заниматься подобными проектами. То есть обязательство не конкурировать с проектом, который ты покинул. В России нет законодательной базы для таких соглашений, поэтому подобные соглашения скорее понятийные. Так вот, эта договорённость и была нарушена. На самом деле ничего страшного не произошло. Ну, попробовал Солопов и другие люди создать клон станции Business FM. Насколько это удалось - можно судить по рейтингам и другим показателям.

(- Украинский проект радио “Вести” очень похож на Бизнес ФМ, даже более, чем Коммерсант ФМ.
- Потому что другая территория, здесь на одном рынке делать совсем уж ксерокопию неудобно, а там далеко и не видно можно просто повторить проект эдаким «копипастом». Взять и ещё раз продать тоже самое. Рынки-то разные.)

Весь творческий коллектив, за исключением Солопова остался. От нас ушло 5 или 6 человек и некоторые из них вернулась. Ольга Писпанен, например, отличная ведущая, ушла, вернулась ещё на несколько лет проработала с нами. И наоборот, Илья Копелевич - один из основателей радиостанции, который ушел еще при Солопове вернулся, вместе с Андреем Вишневским, (который, к сожалению, умер молодым человеком), вернулся только после того, как ушел Солопов. Илья все эти годы после возвращения возглавляет редакцию Business FM.

- Кто ключевые фигуры сегодня?

Молодцы вся редакция, все 90 человек. Есть, конечно, ключевые люди:
- Илья Копелевич - мотор, идеолог, евангелист и хранитель идеи и формата радио Business FM. Он прекрасно чувствует формат, аудиторию, он отличный интервьюер, он придумывает креативные идеи, он, кстати, в этом году совершенно заслуженно получил гран-при ММР.
- Денис Чаков - программный директор, от которого очень много зависит.
- Александр Штейнбок - технический директор. Специалист высочайшей квалификации, который был в проекте с самого начала, строил эти студии. Он обеспечивает качество сигнала и его надёжность и многое другое в нашей компании.
- Дана Гайдебурова - коммерческий директор. Наше благополучие во многом связано с успешности работы коммерческой службы.
- Татяна Кожевникова - глава юридической службы. Она у нас очень эффективна.
- Анна Горелова - HR директор. Она тут тоже с самого начала.
- Павел Миронов - департамент по связям с общественностью. Павел практически из ничего, с минимальными ресурсами создает такие промо мероприятия, так продвигает наши проекты, что диву даешься.
- Володя Апатенко - заместитель генерального директора по финансам и стратегическому развитию. Это тот важный человек, который хватает меня за руку, когда я хочу совершить какую-нибудь глупость. Он мне объясняет, почему это невозможно или почему это может вызвать вопросы налоговой службы. После его экспертизы можно спокойно запускать любой процесс. Нередко между человеком, который отвечает за бизнес и человеком, который отвечает за деньги бывают сложные отношения. У нас все не так.

В нашей группе компаний очень жёсткая, я бы даже сказал драконовская корпоративная дисциплина, которая требует выполнения сложных и обременительных, как кажется, правил, регламентов и т.д. Иногда кажется, что это мешает бизнесу, но в итоге ты понимаешь, что это как раз бизнес защищает и элементом такой важной структуры является финансовая служба.

Так же у нас очень многое зависит от людей, которые создают дух, ощущение стиля в эфире - это так называемые фитчеристы люди, которые делают такие маленькие элементы, не связанные с новостями. Григорий Хачатуров, потрясающий, я считаю лучший автомобильный писатель на нашем медийном рынке. Он каждый раз разный. Поражаюсь, как он столько лет находит все новые слова и образы для одних и тех же автомобилей, он ироничен и самоироничен и его всегда интересно его слушать. Катя Калина - блестящий рассказчик, блестящий ресторанный критик, наверное, один из лучших и наиболее влиятельных в России. Кира Альтман - говорит о покупках в сегменте «лакшери» и это всегда интересно.

- К слову: Катя Калина за чей счёт ходит в рестораны?

- Катя Калина не ест за счет заведения. Она всегда платит сама. Потому и получается так свободно.

- Ротация кадров. Как часто, готовые кадры или сырые на вырост?

- У нас небольшая текучка. Мы берём людей, когда возникает такая необходимость, кого-то мы здесь выращиваем, кого-то берём снаружи. Для себя я всех специалистов делю на группу “чай” и группу “кофе”. Что это за деление? Ежегодно в мире потребляется 6 с лишним миллионов тонн кофе и только 3 миллиона тонн чая. Что важно? Кофе - это биржевой товар. Хочешь купить кофе - выходишь на биржу и по понятной тебе цене покупаешь нужное количество. С чаем история сложнее. Если ты хочешь купить хороший элитный чай, тебе надо идти на аукцион. Нет биржи для элитного чая. Есть аукционы. Выходя на рынок, ты не знаешь сколько ещё претендуют на этот же сорт чая. Если претендентов много, а чая мало цена может доходить до 600 тыс. дол. за кило. Просто на вес золота в прямом смысле слова. Так вот, по моему представлению, в креативных индустриях люди делятся на группу кофе и группу чая. Звукорежиссёр, например, - тоже креативный человек, но он из группы кофе. Примерно понятно сколько на рынке стоит хороший звукорежиссёр. А сколько стоит звезда эфира - чёрт его знает. Просто не понятно. И сколько человек за ним охотится тоже неизвестно. Поэтому и цена этой звезды от нуля до очень большой. Как с элитным чаем. Это же аукцион, а не биржа и всегда надо помнить, что кофе и чай растут в разных местах их по-разному выращивают, за ними по-разному ухаживают. Так же и с кадрами из групп кофе и чая.

- Ваша личная роль в том, что звучит в эфире?

- Я стараюсь придерживаться закона, который запрещает директору вмешиваться в дела главного редактора. Я как-то сказал Копелевичу, что хочу прийти на планёрку и столкнулся с очень жёстким сопротивлением. Я сначала даже не понял, что бы это значило. Я же всё жизнь проводил редакционные планёрки, это моя стихия! Мне есть что сказать. А Илья говорит: “А зачем Вам?” Я сначала опешил, а потом понял, что он защищает свою территорию, как и должен поступать всякий настоящий главный редактор. Присутствие директора компании нарушает его монополию на власть, где главный редактор единоличный начальник. За шесть лет я один раз был на планёрке несколько лет назад - просто посмотреть, как всё происходит. Был так сказать, в качестве экскурсанта. Вот, собственно и все влияние. Я как бывший экономический журналист могу время от времени высказать главному редактору или его замам свою точку зрения на ту или иную проблему, но прислушиваться или нет – их дело.

- Может не прислушиваться?

- Он может со мной поругаться и даже меня послать и, если я соглашусь с его тезисами, то я это приму, а если не соглашусь, то может быть даже наеду на него. В принципе, у нас всегда открытая дискуссия. Я отношусь с огромным уважением к его точке зрения, потому что его опыт работы на радио больше моего. Он для меня здесь авторитет. С содержательной точки зрения, с точки зрения идеологии, идеи, что хорошо, что плохо -- здесь у нас равные права.

- Роль Лисина? Влияние на радио вообще и на эфир в частности? Бывает ли на радио?

- Он за шесть лет дважды встречался с частью творческого коллектива -- разговаривал с журналистами. Он высказывал свои соображения, но большей частью отвечал на вопросы. Нашим журналистам было просто интересно поговорить с бизнесменом, который управляет многомиллиардной компанией и к тому же возглавляет Комитет по налоговой политике РСПП И мы никогда не получали указаний: на кого-то «наехать», кого-то поддержать. Никаких стоп-листов, никаких списков особо желательных персон в эфире.


Программы

- Свои, спонсорские, любимые

- В эфире есть новости и масса разных элементов. Я очень люблю то, что мы называем “горох”. Это микро рубрики: «история денег», «миллиардеры», «джентльмены удачи». Это вещи, которые украшают эфир, которые позволяют перевести дух людям после плотного потока новостей: что-то рухнуло, что-то опять подорожало. Невозможно под этим прессом находиться всё время. И вот на 40 секунд мы даём людям отдышаться. Это и познавательные вещи. Один элемент мы делали на основе книги моего очень хорошего друга, которого к сожалению уже нет. Это книга -- министра финансов России Бориса Фёдорова. Он, когда был министром, собрал по архивам историю всех министров финансов Российской Империи до последних дней. Получилась очень интересная, насыщенная фактами книга. Мы сделали рубрику “Министерство финансов”.

- Жанр “журналистское расследование”. На серьёзные темы, а не про прилавки магазинов.

- На серьёзные темы журналистского расследования на радио быть не может. Это формат газеты или интернет-ресурса. Расследование - это всегда цифры, документы. Вот РБК может себе позволить (и позволяет). У них чудесные расследования и я снимаю шляпу перед тем, что делает Лиза Осетинская на просторах РБК. У них есть на это ресурсы. Для того, чтобы провести серьезное расследование, нужно на неделю выключить 2-3 человека из общего процесса. Это довольно дорогое удовольствие. Мы себе такого позволить не можем. Мы – радио новостей и событий, вокруг этого и сосредоточены.

- В 2011 году Вы говорили, что у радиостанции 15 тысяч телефонов экспертов. Сколько сейчас?

- Экспертная база только растет. И это нормальный процесс. Чем больше телефонов в твоей записной книжке – тем шире твои возможности. Когда я был главным редактором, всем соискателям задавал один и тот же вопрос: какому количеству ньюсмейкеров вы можете позвонить в воскресенье вечером? Только в моём личном телефоне около двух тысяч номеров, у продюсерской службы их должно быть в десять раз больше. Конечно, они не все они в активном обороте, какие-то люди чаще возникают, какие-то реже. Все зависит от новостной повестки и готовности того или иного конкретного внешнего комментатора к разговору. Но, в любом случае, телефонная база - это большая ценность любой радиостанции, любой новостной редакции. Я, кстати, думаю, что лидер «рынка телефонных баз» -- Эхо Москвы, и это один факторов успеха радиостанции. Любые информационные серьёзные медийные ресурсы обязаны иметь большое количество источников. И постоянно их наращивать.

Мы, наверное, единственное в Москве радио, которое не принимает звонки от слушателей. Если нам кто-то интересен, то мы звоним сами.

- Мне показалось, что последний год в эфире появилась “желтизна”. Для расширения аудитории?

- Я отвечу, как однажды ответил один наш известный шоумен. Это наглая бессовестная правда. «Желтизна» - это, конечно, слишком сильно сказано, но некие оттенки желтого вполне возможны, и они у нас возникают. Мы работаем в условиях жесткой конкуренции и боремся за внимание аудитории. Если соблюдать меру и дозу, не вижу в этом ничего страшного.

Оформление эфира

- Эфирная одежда радиостанции. Важна ли? Кто делает?

- Да, конечно важна. Это же звуковой логотип, если можно так выразиться. По одежде люди узнают радиостанцию – ведь кроме звука у нас ничего нет. Нашу одежду мы заказывали в Зальцбурге у Питера Кента. И мы не единственные на московском радиорынке, кто обращался к нему за этими услугами.

Эта компания и эта команда - большие молодцы. Они делают прекрасную эфирную одежду. Мы года три или четыре назад подновляли часть наших эфирных элементов. Видимо, скоро снова придётся к этому вернуться, хотя сейчас с деньгами как у всех сложно – а они очень дорогие подрядчики. Это же инвестиции, а в кризисное время инвестировать не так просто.

Лицензия РАО/ВОИС

- Не нужна? ведь в эфире нет музыки?

- Все лицензии есть. У нас музыка используются в рекламных роликах. Хоть она и звучит всего несколько секунд мы всё равно должны за это платить. И нет никакого минимального времени меньше которого музыка может звучать и за не это не надо было бы платить авторские отчисления. Хоть 1 секунда есть в эфире – плати.

Бренд

- Акции в поддержку

- Из глобальных акций у нас только одна - наш день рождения. Такие мероприятия - это всегда большой бюджет, это огромные ресурсы: организационные и людские -- тяжёлая работа. Последние пару лет ситуация на рынке довольно сложная и найти спонсоров всё труднее. Хотя, если честно, на нашем дне рождения мы даже немного зарабатываем. Бывают и локальные акции в поддержку бренда. Осенью прошлого года, например, по Москве ездили мотоциклы с флагами и наклейками Business FM и сообщали об обменном курсе в банках и кассах в режиме реального времени. Помните, как тогда рынок колбасило? Эта акция называлась «Валютный дозор», было весело и интересно.

Кроме того, мы информационно поддерживаем те мероприятия, которые считаем существенными. И, соответственно, представлены на этих мероприятиях. Это обычная практика многих радиостанций.

- Отношение к премиям: Радиомания, ММР, другим?

- Премий разных очень много. По большей части они девальвированы и мало кому интересны. В то же время я серьёзно отношусь к рейтингу менеджеров Top1000, который делает газета Коммерсантъ и Ассоциация менеджеров России.. У меня есть претензии к ММР, но в целом это устоявшаяся премия, с ней считаются. Сейчас Академия радио пытается возродить Радиоманию.

Регионы

- Развитие региональной сети "мягкая" и "жёсткая". Плюсы и минусы?

- Мы развиваем сеть очень осторожно. Наша аудитория есть не во всех городах, даже не во всех милионниках. Активная бизнес-жизнь есть в крупных городах и то не во всех. Вот, допустим, в Тюмени есть, хотя там нет миллиона, а в Волгограде - я сомневаюсь. Поэтому в принципе мы не стремимся сильно расширять нашу сеть. У нас на сегодня 11 городов вещания. В этом году к нам присоединился Ростов по «мягкой сети». И вот здесь я хочу сказать, что мягкая сеть в сегодняшних условиях это для нас предпочтительный вариант, потому что администрировать одну единственную станцию где-то на Урале или тем более за Уралом - очень дорого и экономически не целесообразно. В Питере это возможно, а в Нижнем Новгороде или Уфе - это уже сложнее. Местные рынки живут холдингами, группами, а если у тебя в руках только одна радиостанция, но ты должен иметь там своего директора, техническую службу, бухгалтерию и т.д., то обходится это администрирование очень дорого. Поэтому конструкция с франшизой для нас выглядит более интересной.

Аудитория

- Меняется ли во времени? Возраст, интересы.

2014-08-2014 http://www.youtube.com/watch?v=f7eDqFUTWf8: "Свобода слова не входит в потребительскую корзину"

- Есть лёгкие изменения, едва уловимые. Запрос на оппозиционную критику у аудитории то выше, то ниже. Или, например, если в 8-ом, 9-ом, 10-ом годах был высокий спрос на информацию о котировках акций на бирже. Сегодня же биржевая информация вообще никому не нужна. Ноль интереса.

- Да, я настаиваю на том, что свобода слова не входит в потребительскую корзину россиянина. Недавний опрос по поводу цензуры в интернете это еще раз подтвердил. Около половины считают, что если надо, то интернет вообще можно будет отключить, что нужна цензура.
(- Я слышал этот опрос, но подумал что это стёб.
- Нет это был реальный опрос.)


Деньги


2013-03-19 http://www.youtube.com/watch?v=jfNud3vgT9Y
- Минимальная РК - 0,5 млн.руб, но лучше от 1 млн.руб.
- Доля рекламы радио в общем рекламном бюджете – 4-5%
- $45-50 рекламных расходов на человека, в Польше 100, Чехии 200, Штатах 250-300
- Прямые контракты занимают 30-40%
- Самый высокий прайс на слушателя.

- Реклама. Отношение к альянсам: Тотальное радио, Радио Альянс, ВИ.

- ВИ - это эффективная влиятельная структура, которая пользуется большим количеством инвентаря, чтобы диктовать условия на рынке. С точки зрения ВИ - это очень эффективно. Мы не пользуемся их услугами, это не соответствует нашим принципам, позиции. Потому что наш продукт обладает большой спецификой, во-первых. Во-вторых, всё-таки ты всегда думаешь, что сторонние подрядчики тебя недопродали. А так ты, если плохо заработал, то сам виноват. Ты по крайней мере понимаешь реальную картину, знаешь, что происходит и ты быстрее получаешь рыночные сигналы. Продажа рекламы - это рыночный сигнал, для редакционной политики, для управления бизнесом, а делегировав получение этого сигнала чужим людям, ты получаешь информацию искажённой, иногда специально искажённой, иногда невольно искажённой. Радио Альянс развалился, просуществовав несколько месяцев. Хотя это была большая угроза для рынка, я считаю. Мы смотрели на Альянс с опасением. Потому что концентрация в одних руках большого количества рекламного инвентаря представляет угрозу даже для таких уникальных продуктов как Business FM. Тотальное радио имеет свои преимущества для слабых радиостанций. Их слабость можно запрятать в «общем котле» и продавать в пакете. Аутсайдеры в одиночестве никогда бы не получили ту рекламу, которую им дает «общий котел», то же Тотальное радио. Не знаю насколько успешно само Тотальное радио, но насколько я слышал, часть игроков от него отказывается. К альянсам я отношусь настороженно.

- Демпинг на рынке

- Демпинг на рынке - это как запрятанные деньги КПСС, все об этом говорят, но никто ни найти, ни доказать этого никак не может. Мы исходим из того, что демпинг существует. Это данность. Мы испытываем колоссальное давление на уровень цен, по которым продаем рекламу на нашем радио и это большая неприятность. Более того, некоторые рекламные агентства вот сейчас в кризис устраивают совершенно умопомрачительные афёры как то: от нашего имени договариваются с рекламодателем о продаже нашего инвентаря по ценам которых у нас не существует. То есть по ценам ниже того что у нас есть, а потом пытаются шантажировать нас, поставив перед фактом. Говорят: вот мы выиграли тендер компании икс на много миллионов. Или вы ставите по этим демпинговым условиям, или не получите ничего. Начинается шантаж. Это такая неприятная игра нервов. Мы в одном случае просто послали такое агентство. Это было нервно. Но в итоге рекламное агентство попало в чёрный список, потеряло контракт, а мы остались с клиентом.

- Минимальная РК?

- Рекламная кампания, такая, чтобы ее заметили, по нашим оценкам, начинается с бюджета в миллион рублей. Можно, конечно, и меньше, но шансы на эффект будут невысоки и, может, тогда лучше вообще ничего не тратить.

- Кто самые постоянные (старые) рекламодатели?

- Много лет мы работаем с ВТБ, ДонСтроем, Мерседес, БМВ, есть набор 10-12 компаний, которые много лет с нами.

(из пресс-релиза при старте) Егор Альтман: “Мы планируем, что радиостанция окупится в течение трех лет”
(из Коммерсанта о продаже) Топ-менеджеры крупных радийных холдингов уверены, что инвестиции Владимира Лисина в убыточный холдинг окупятся не раньше чем через пять лет.

Данные TNS за второй квартал 2015 года по 43 радиостанциям. Reach Dly, % (накопленное суточное количество слушателей в процентах от заданной целевой группы)
Эхо Москвы - 7.7%
Вести FM - 6.9%
Business FM - 5.7%
Маяк- 5.1%
Радио России- 4.3%
РСН - 3.9%
Серебряный Дождь - 3.0%
Говорит Москва - 2.3%
КоммерсантъFM - 2.3%
Комсомольская правда - 1.8%

- Вложения окупились?

- Наша компания не публичная и мы не раскрываем финансовую информацию. Мы пришли в середине 2009-го года и по итогам 2010-го компания стала прибыльной и все эти годы компания в плюсе.

- Текущая стоимость радиостанции? EBITDA?

- Как я уже говорил, мы не раскрываем эти данные.

- Возможна ли продажа?

- Теоретически продается любой бизнес. Это вопрос цены и желания сторон, владельцев и возможных покупателей. Но если у акционеров нет конкретных планов продавать компанию, а это наш случай на сегодня, то на практике наша компания не продается. В таких обстоятельствах нужна очень большая премия к рынку, чтобы акционер стал хотя рассматривать этот вопрос. Какой должна быть эта премия, сказать трудно. Если «Дорожное радио» было продано за $ 60 миллионов, а «Шансон» дороже, то предложение в нашем случае должно быть существенно выше. Но, повторюсь, я не вижу причин, по которым этот вопрос вообще возник в повестке дня.

- Конкуренты?

“Вести” больше, чем “Эхо Москвы”. От “Коммерсанта ФМ”, отрыв по аудитории был в два раза, а теперь и больше. С “Серебряным Дождём” мы боремся за одних и тех же рекламодателей, но аудитории у нас не очень пересекаются.

- Эфирная политика по отношению к бизнес-активам владельца? Существует ли стоп-лист внутренний, внешний?

- В первые полгода работы мы исключили группу НЛМК из упоминания в эфире. Всю. Хорошо ли, плохо ли - не существует Ни достижений, ни проблем. Возможно,это было неправильно, но, с другой стороны, ни у кого не возникло ни малейшего основания сказать, что Business FM превратился в Металлург ФМ, что радиостанцию купили, чтобы продвигать интересы НЛМК. Сегодня НЛМК - один из объектов нашего информационного поля, наряду с другими крупнейшими игроками российской экономики. Не больше и не меньше.
Про стоп-листы см. вопрос о роли Лисина на радиостанции.


Радио завтра

- Новые технологии, гаджеты. Их влияние на будущее?

- У нас растёт число слушателей через интернет, через сайт.

- Как Вы относитесь к тому, что Ваше радио слушает через другие сайты?

- Хорошо, если не вырезают рекламу, не трогают эфир, если это аутентичное вещание. Нам важна слушательская аудитория, ее размер, а посещаемость сайта за счет слушающих радио – это уже побочный эффект. Мы были против того, что Москва.фм, транслировала нас, потому что они это делали нелегально, без согласования с нами и к тому же. они вырезали рекламу, то есть вторгались в эфир.

- Цифровое вещание. Отношение, подготовка.

- По моему ощущению и по тому, что я знаю - цифровое вещание радиосегменту в ближайшие годы не грозит. Было совещание в МинСвязи на эту тему. По его итогам я получил только подтверждение того, что предполагал сам. Цифровое вещание, когда и если оно случится – это угроза для музыкальных станций, где контент можно воспроизвести без больших затрат. А попробуйте воспроизвести контент Business FM. Надо создавать такую же редакцию, инвестировать в производство контента и в его продвижение огромные деньги. При том, что сегодня вывести новую радиостанцию на рынок существенно дороже, чем 7-10 лет назад.

Если подумать, чем занимается радиостанция - она предоставляет услуги по упаковке. Музыкальные станции берут музыкантов, песни, определённым образом программируют и продают. Собрал, упаковал, продал. С развитием цифрового радиовещания, если оно когда-то случится, потенциальное число тех, кто сможет повторить и предложить эти «услуги по упаковке музыки», резко возрастет. И тогда это реальная угроза для станций музыкального формата. Но если что-то подобное случится, то не скоро.

- Возможные затраты на переход на цифровое вещание Вас беспокоят?

- Больше волноваться должны потребители. Им же покупать другие приёмники. А зная, как люди неохотно тратят деньги на приставки телевизорам, нетрудно предположить, что на новые радиоприёмники они будут раскошеливаться с еще большей неохотой. Если будут вообще.

- РБК хочет податься в радио, а вы в ТВ хотите?

- Эта идея периодически возникала и возникает. Но дальше предварительного обсуждения дело не идет. Лично мне понятно, как потратить деньги на деловое телевидение, а как заработать на нем - не очень. Светлой памяти Коммерсант ТВ уже подтвердило эту гипотезу. Не знаю, найдутся ли еще желающие подтвердить своим примером предположение о том, что из разговорного радио телевидение не получатся. Как коммерческий проект, по крайней мере. У музыкальных станций это отлично выходит (зарабатывать на своей телеверсии), а у разговорных – нет.


Румедиа

Компания руководит медиаактивам, связанными с компаниями председателя совета директоров НЛМК В. С. Лисина. Генеральный директор с 2006 года — М.Л.Бергер

- Форма собственности?

- ООО.

- Лисин единственные владелец?

- У Лисина контролирующая доля.
Мы не раскрываем структуру собственности.


Персона

2009-09-08
биография на сайте svop.ru
Родился 8 апреля 1953г. в г.Одесса.
1971-1973 гг. – срочная служба в рядах Советской Армии.
В 1978 г. окончил газетное отделение факультета журналистики МГУ. Во время учебы публиковался в газетах «Комсомольская правда», «Неделя», в журнале «Ровесник».
1978-1986 гг. – корреспондент газеты «Советская торговля».
1986-1997 гг. — корреспондент, специальный корреспондент, обозреватель отдела экономики, редактор отдела экономики, член редакционной коллегии газеты «Известия».
1997-2001 гг. – главный редактор общеполитической и деловой газеты «Сегодня».
2002-2003 гг. – главный редактор журнала «Деловая хроника».
2003– 2005 гг. — главный редактор, «Еженедельный журнал».
С января 2005 г. по 2006 г. — главный редактор Интернет-издания «Ежедневный журнал».
С 2006 г. — генеральный директор, ООО «Румедиа», профессор ГУ-ВШЭ.

2013-04-05: о личном на сайте jewish.ru

Член Российской академии радио.
Лауреат рейтинга ТОР-1000 российских менеджеров Ассоциации менеджеров России и газеты Коммерсант 2010, 2014, 2015 годов
Лауреат премии Медиа-менеджер России 2012 год
Лауреат премии «Книга года» 2008 год

Родители

Отец -- военный, мотострелок, фронтовик, был несколько раз ранен и снова попадал на фронт. Закончил войну старшим лейтенантом, дослужился до подполковника.

Мама – в годы войны была медсестрой. Мой отец познакомился с ней в госпитале, когда лечился после ранения. Вообще она была специалистом по целлюлозно-бумажной промышленности. Ее семья жила в городе Сокол в Вологодской области, где был целлюлозно-бумажный комбинат. Она, как и отец, тоже 1924-го года рождения. После войны как жена военного, переезжающего из одного военного городка в другой, работала там, где могла устроиться: бухгалтером, секретарем.

- Влияние родителей на выбор пути

- Мне не мешали. Когда я выбирал университет, отца уже не было в живых. Мать настаивала, чтобы я учился поближе к дому, в Симферополе, например, где в Педагогическом институте было отделение журналистики. А старший брат Виталий всячески поддерживал мои амбиции и говорил, что если решил стать журналистом, то надо идти в самый лучший ВУЗ. То есть, в МГУ.

Армия

Служил срочную службу в частях обеспечения Черноморского флота. Реально два года прослужил на военном заводе, с напильником в руках.

МГУ, журфак

- Честно Вам скажу -- я бы сейчас выбрал бы другой диплом: экономический, финансовый или языковый, а журналистике можно научиться быстрее, за 1-2 года.

- Получается во время учёбы теряется много времени?

- Безусловно. Там получают классическое филологическое образование. Журфак был создан на базе Филфака. У нас было много зарубежной литературы, много русской литературы, получается сильная филологическая подготовка. Это, в принципе, неплохо, но если бы я хотел стать филологом, то пошел бы именно на Филологический факультет.

Карьера

- Попадание в Липецк, точнее к Лисину

- Во второй половине 90-х я работал в компании «Медиа-мост» Владимира Гусинского. После окончания «Первой информационной войны» (я так называю события вокруг «Медиа-Моста», которые привели к его фактической ликвидации и переходу его активов Газпрому. Газета «Сегодня» была закрыта), участником и ветераном которой я могу себя считать, Гусинский эмигрировал. Его проекты ещё продолжали существовать. В 2001 году, когда Медиа-Мост был практически расформирован, было создано издательство «Остров», которое издавало ежедневный журналы “Деловая Хроника”, «Еженедельный журнал», и я там работал. К концу 2004 года стало понятно, что нам не выйти на рынок также мощно, как это получилось с русским Newsweek в середине 90-х. Другое время, другие условия. Гусинский принял решение отказаться от бумажной версии журнала и перейти в интернет. Это сейчас выглядит нормально, а тогда это воспринималось, как поражение. Я понял, что нужно искать новую работу. Я обошёл нескольких крупных бизнесменов с предложением инвестировать в медийный бизнес. Ходил по тем, кто к тому моменту еще сохранил интерес к медиа. Это был 2005 год. К потенциальным инвесторам я обращался простой идеей: медиа-индустрия в середине нулевых годов была одним из немногих секторов, куда ещё не пришли большие деньги. Они пришли в нефть, пришли в девелопмент, метал, ритейл, а медиа оставались недоинвестированными. Стоимость активов была относительно невысокой. Это первый тезис, второй тезис состоял в том, что в тот момент рекламные затраты на душу населения в России составляли около $10 в год на человека, а в Польше это было $100, в Чехии $200. Рынок неизбежно будет расти и даже, если у тебя небольшая доля, то свою премию ты обязательно получишь. Идея состояла в том, чтобы создать холдинг, состоящий из региональных медиакомпаний. Владимир Лисин идеей заинтересовался, но решил сначала попробовать в локально масштабе: У него в Липецке были (и сейчас есть) некоторые медиаактивы. Решили так: если получится в Липецке, двинемся дальше, не получится – значит, дефект в идее или в ее исполнителе. Мы попробовали. Получилось. Это были не простые дни моей жизни. Я стал Липчанином наполовину. Каждый вторник я вылетал из Москвы, возвращался домой в пятницу вечером. В Липецке в этой медиа группе были три телекомпании, радиостанция, наружная реклама, рекламное агентство. Такое интересное хозяйство. Правда, оно было убыточным. Но скоро стало приносить небольшую, но прибыль.

- Журналист, глав.ред, медиа-менеджер. О чём сейчас мечтаете?

- Я не остановлюсь пока не выйду на пенсию, а на пенсию я не собираюсь. Хочу стать еще бОльшим ММ, хочу, чтобы наша компания развивалась и укрепляла свои позиции на рынке. Хочется большего масштаба и, не буду лицемерить - большего дохода.

- $10 тыс. в месяц достаточно для красивой жизни? Кода уже и машина и квартира есть.

- Мы же говорим не о моих личных доходах? Мы говорим о деньгах и жизни вообще?
$ 10 тысяч, особенно при нынешнем курсе деньги немалые. У каждого, конечно, свои представления о красивой жизни. По моим ощущениям, для красивой жизни без забот и ограничений в Москве надо $20-$30 тыс. в месяц. Для того, чтобы пару раз в год можно было бы съездить покататься на лыжах, летом съездить в хороший пятизвёздный отель, где цена начитается от 500 евро за ночь. Так же для такой жизни нужны помощники по дому. По крайней мере, жена должна быть освобождена от тяжёлой работы по дому, должна быть домработница, нужна дорогая медстраховка и т.д. В принципе от $10 тыс уже хорошо, но $20 лучше. Правда, я знаю таких людей, которые давали себе обещание не тратить более $1 млн. в год на себя. Так что всё относительно.

Семья

Дочь - 35 лет, она юрист, работает в крупной химической компании, вполне счастлива. Есть внучка десятилетняя. За которой я ухаживаю страшно. У меня две идеи: я очень хочу, чтобы она считала Севастополь своим родным городом, как и я считаю, поэтому она часто там бывает и второе -- учу её кататься на лыжах. Она меня уже обогнала.

Сыну 27. Он ищет себя. В рекламе был немного, торговал картинами и т.д., весь в поисках.

Дом

- Сейчас в Москве. Где территориально? Город нравится?

- Живем на Тишинке. Любимые города Севастополь и Тель-Авив, а Москва - это город жизни. Я в Москве с 1973 года, я вообще не представляю себя в другом городе.

Кумиры: были ли? есть ли?

- Слово кумир - слишком сильное слово. Есть люди, профессионалы высочайшего класса. Я их глубоко уважаю. Но объектов преклонения нет.

Досуг

- Вечер в сигарном клубе. Каком?

- В Москве есть, к сожалению, всего две или три точки, где приятно и удобно покурить сигары. Лучшая из них это Davidoff на Малой Бронной, там пространство сделано с большим вкусом, но туда надо бронировать место заранее иначе ничего не получится. Второе место - клуб Robusta на Лубянке (около гостиницы St. Regis), там проще и всегда есть места. Летом же мы с друзьями сиживаем на тех верандах, где разрешают курить.

Сигара - важный элемент и в дружеской, и в семейной жизни. Моя жена, с которой мы вместе уже более 35 лет, разделяет мою любовь к сигарам.

- Вино? Белое или красное?

- Красное, испанское, терпкое, плотное. Хороший виски, односолодовый.

- Рестораны?

- Есть места, где я часто бываю. Village Kitchen на м.Бронной, 10, где я знаком с хозяином. Там очень ревностно относятся к качеству продуктов и еда очень вкусная. Мы с друзьями часто бываем в Luce на Тверской -- там хорошая веранда, где можно покурить сигары. Есть рестораторы, которым я просто доверяю. Вот Александр Рапопорт (estoran.ru) просто молодец. Люблю завтракать в Пушкине -- люблю назначать встречи по утрам, когда по Москве ещё можно передвигаться. Я считаю Андрея Деллоса (maison-dellos.com) очень хорошим ресторатором. Мне понравился ресторан “Поехали” на Петровском бульваре.

- Книги? Театры? Фильмы?

- Я смотрю сериалы. Есть любимые «Во все тяжкие», «Американцы», про советских ГБ-ешников. Сериал Suits про Нью-Йоркских юристов и другие интеллектуальные сериалы. Очень нравятся европейские, особенно те, которые делают скандинавы «Мост» и «Убийство». Мне нравится европейское кино, французское, которое почти всегда безнадёжно, не вселяет излишнего оптимизма, если это не комедия, то это серьёзный вызов.

Книги: связанные с профессией, бизнесом. Ветхий завет читаю и комментарии к нему. Очень увлекательное и полезное чтение. С упоением прочёл толстенную биографию Джобса. Очень познавательно.
У меня есть любимый писатель: Warren Buffett (Уоррен Баффетт). Его письма акционерам. Офигительное чтение! Он каждый год пишет письма акционерам. Одно из них начиналось так: представьте себе, что я умер. Что происходит с компанией? Он потрясающе остроумен, прекрасно формулирует свои тезисы. Книга называет очень скучно: “Эссе об инвестициях и корпоративном управлении”, но увлекательнейшее чтение. Я его люблю читать, цитировать, рассказывать студентам. В курсе управление медиаактивами, который я читаю в Высшей школе экономики, есть раздел управление рисками. Вся теория рисков изложена в одной фразе Уоррена Баффетта: “я с удовольствием выиграл бы что-нибудь по лотерейному билету, но сам я его никогда не куплю”.

- Горные лыжи: когда, где?

- Есть детская неделя в каникулы, мы едем в Андорру. Там подешевле и попроще склоны. Потом взрослая каталка - в марте, мы были во Франции -- Chamonix (Шамони), в Италии -- Cortina d’Ampezzo (Кортина д’Ампеццо), последние годы в Швейцарии -- Villars (Виллар) - это совершенство.

- Любимая поговорка?

- Проблем нет, есть задачи

Фразы

(Фразы, которые можно встретить в разных интервью)

бесстрашно бояться (Чувство страха важно для достижения успеха, для концентрации, но нельзя не бояться - браться за дело)

мы, евреи, не верим в случайности

лучшим временем вообще считаю текущее

нехватка времени – это лишь вопрос приоритетов

относитесь с недоверием ко всем советам


© 2015 Guzei.com, Игорь Гузей (перепечатка запрещена)