Интервью: Елена Конева, генеральный директор "КОМКОН"



Моя собеседница – профессиональный психолог. А когда ты общаешься с психологом, думаешь, что, наверное, сейчас он видит тебя насквозь, а к концу беседы и вовсе в точности определит твой психологический тип. А еще думаешь, что уж в жизни психолога-то точно все умеючи расставлено по полочкам, и царят идеальные отношения, которые смоделированы с учетом всей разницы моделей поведения. А если в семье два психолога: и муж, и жена? Им общаться еще проще, или, наоборот, сложнее?

Так или иначе, два психолога Елена Конева и Евгений Банников построили схему жизни, которая, согласитесь, не часто встречается в наше такое переменчивое и скоростное время: один долгий брак, заключенный на первом курсе института после двух недель знакомства, и одна совместная работа на всю жизнь.

Одна дома

«Дошкольное детство проходило даже не в Туле, а в районном городке Тульской области с романтичным названием Богородицк, где жила моя бабушка, учительница начальных классов. Родители много работали: мама – школьный врач, папа – инженер, с частыми командировками.

В некотором роде, у меня было нетрадиционное детство – я чаще всего была одна, предоставленная сама себе в бабушкиной квартире. Общалась, конечно, с друзьями во дворе, но чаще одна. У меня даже подруги близкой никогда не было. Я и сейчас не испытываю потребности в общении, хотя всегда готова к нему – с кем угодно и где угодно: могу и в дом, и в семью приводить совершенно незнакомых людей.

Лет с трех-четырех бабушка стала брать меня в школу, поскольку оставлять было не с кем. Я сидела с первоклассниками и в свои четыре года уже многое знала: когда сама пошла учиться, довольно быстро поняла, что в школе мне довольно скучно. В итоге, учительница на протяжение первых классов позволяла мне на уроках практически отсутствовать – я просто приезжала на занятия в завершении четверти, писала контрольные и снова уезжала к бабушке.Начиная с пятого класса, я училась уже более присутственно, но тем не менее, свободное недисциплинированное детство продолжалось – в школе, где работала мама, я тоже имела возможность пропускать занятия. Но вообще, я всегда хорошо училась и учебу закончила с золотой медалью».

Факультет психологии: семья курс за курсом

Тульскую школу сменил Московский государственный университет, куда Конева поступила на факультет психологии. «Я совсем недавно задумалась: куда бы сейчас стала поступать, вот уже спустя почти тридцать лет? И поняла, что снова на «психологию» - моя большая удача в том, что выбор был сделан в соответствии с изначальными склонностями. Мне всегда были очень интересны люди, и жизнь в студенческом общежитии, где непрерывно шло общение – нам даже завидовали студенты-москвичи».

На первом же курсе студентка Лена Конева встретила своего мужа Евгения Банникова, после второго родила дочь, а после четвертого – сына. Познакомились в сентябре, сразу полюбили друг друга, и очень быстро поженились – это было тогда еще и удобно, так как семейным сразу давали комнату в студенческом общежитии. « Видимо, у меня была внутренняя готовность встретить такого человека. Я в детстве всегда боялась замужества и не представляла, как можно надолго связать с кем-то жизнь. Но первым проявлением влюбленности стало то, что ушли все страхи перед началом взрослой жизни и родительским гневом – для них это было утратой надежды на мою посвященность научной карьере – тогда наука была светлым и желанным будущим».

Впрочем, ранние семейные хлопоты не помешали Елене Коневой оправдать родительские чаяния: после академических отпусков она с удовольствием возвращалась к учебе, а сразу после окончания университета поступила в аспирантуру и начала работать: « Муж после МГУ поступил работать воспитателем в общежитие для девушек – лимитчиц, чтобы обеспечить нас жильем. Вот на этом поприще я его и сменила – читала лекции по психологии любви и семейной жизни, устраивала вечера знакомств. Это очень полезная и интересная часть моей жизни. А затем открылся ВЦИОМ, и меня туда просто сманили - это тогда было неким символом демократии и открытости. Мы понимали, что будем делать что-то, что будет влиять на власть и на жизнь в стране».

КОМКОН

Во ВЦИОМ Елена Конева проработала четыре года, причем два последних уже параллельно с КОМКОНом: « Мы никогда не использовали ресурсы ВЦИОМ -это был некий симбиоз. Платили своим интервьюерам чуть больше денег, но зато потом могли позвать их на дешевый политический опрос, на который не нашлось заказчиков - ВЦИОМ многие исследования проводил по собственной инициативе. Но с какого-то времени уже начались серьезные проекты, и я должна была каждый раз принимать решение – это клиент КОМКОН или ВЦИОМ?»

На этом этапе было принято решение работать самостоятельно. В снятое отдельное помещение въехало полтора десятка человек. Впрочем, бизнес развивал сам себя – на заработанные деньги увеличивалось количество людей, компьютеров, проектов. Сейчас, по мнению Коневой, таким образом начать бизнес уже невозможно – раньше были более либеральные правила, даже с точки зрения налогов.

Как рассказывает Елена, несмотря на разницу характеров, они с мужем всегда составляли продуктивную пару, и всегда хотели делать какое-то общее дело. КОМКОН стал реакцией на переворот государственного устройства: после слома Советского Союза, на фоне новой политической жизни и еще непонятных перемен, пришло желание создать компанию, внутри которой строились бы позитивные отношения, «коммунизм в отдельно взятом государстве».

« Первые годы новой жизни были политически очень оптимистичные, мы верили в прогресс и становление России. С другой стороны, 91 год принес новые знакомства, которые позволили мне увидеть, что политика не такая, какой я ее себе представляла – в ней очень много манипуляций. Мы решили сосредоточиться на исследованиях рынка, и на медиа-исследованиях, которые стали для нас очень серьезной основой деятельности– первым, кстати, было радио «Свобода», которое в этот политически сложный период интересовалось своим авторитетом и позициями среди интенсивно появляющихся новых СМИ».

Руководитель


В кабинете Елена Конева появляется достаточно поздно из-за безумных московских пробок. Как правило, на утро назначает встречи, и уже после них едет в офис. Последние два-три года на ней лежит не так много регулярных функций в компании - в большинстве своем, они уже делегированы: « Я с большим удовольствием устраняюсь, как только вижу, что кто-то справляется с задачей самостоятельно. За счет этого сотрудник ощущает, что в своей области он лучший специалист. С моей стороны есть сопричастность, но нет желания вмешиваться во все процессы».

Основной же задачей остается внутренняя координация людей - в первую очередь, директоров отдельных направлений КОМКОНа: «Компания непрерывно развивается, и моя задача – этот процесс поддержать. Я не профессиональный управленец, хотя, думаю, в ближайшее время мне придется вставать на более классические рельсы. Есть шанс, что КОМКОН вскоре станет иностранной компанией, и мы получим очень серьезный толчок к развитию. Чтобы соответствовать новым условиям, мне нужно будет себя обучать и перестраивать как менеджера, даже с точки зрения структуры рабочего дня. Я, кстати, очень долго переживала по поводу того, что мне сложно выдерживать строгие временные договоренности – даже обрадовалась, когда узнала, что Путин часто опаздывает. Мне трудно фиксировать себя в каких-то рамках, хотя нужно уметь это делать».

Найти управу

Елена Конева с улыбкой вспоминает случай, когда ее стиль управления охарактеризовали как психотерапевтический: такой вывод в своем отчете сделал приглашенный консультант по персоналу. «Видимо, какие-то мои нереализованные ипостаси дали о себе знать: я всегда достаточно хорошо знала людей, их отношения и семейные ситуации… очень часто ко мне обращались за помощью и за советом».

Так или иначе, в нашем обществе есть определенное предубеждение по отношению к женщине-начальнику. Большинство людей, с которыми приходится взаимодействовать в мире бизнеса – это мужчины. Для Коневой это еще одна интересная управленческая задача – давать сотрудникам достаточную свободу, не теряя при этом авторитета руководителя.

- Елена Львовна, а понятие «корпоративный дух» Вам нравится?

- Да, это очень хорошее понятие. Меня коробит другое выражение - «компенсационный пакет». С одной стороны, уже в слове «пакет» нездоровая прагматика, а во-вторых, подразумевается, что человек на работе гробит свое здоровье и личную жизнь, и ему нужно это компенсировать.

В моем представлении человек на работе должен жить, то есть иметь в коллективе социальные связи, делающие его жизнь приятнее. Атмосфера компании должна давать сотруднику чувство защищенности: он знает, что к нему на помощь всегда придут его коллеги, или начальники.

Вообще, если говорить о субкультуре КОМКОНа, то демократичный стиль общения и человеческая атмосфера у нас крайне важны, надеюсь, не в ущерб эффективности работы. Я получаю огромное удовольствие, когда наблюдаю, как у совершенно разных людей формируется общая система ценностей. Каждый новый сотрудник привносит в коллектив много позитива и харизмы, но, к сожалению, и много инородных влияний. Моя задача - приводить все это к неким общим корпоративным нормам. К примеру, в нашей компании очень хорошие отношения между мужчинами и женщинами. Кроме того, мы долго культивировали друг в друге понимание того, что беременность – это прекрасно: никто не проявляет ни малейшей нетерпимости к этому состоянию. В КОМКОНе появилась даже мода – не уходить в декрет вообще: сегодня мы сдаем последний проект, а завтра рожаем. Беременность проходит спокойно и при этом ответственно – это считается хорошим тоном. Даже мужчины в нашей компании получают двухнедельный оплачиваемый отпуск, когда в их семье рождается ребенок. Не принимайте это как сентиментальную сказку о том, как мы здесь хорошо относимся к детям, но КОМКОН, действительно, воспитывает в этом отношении. В этом есть как прагматическая, так и человеческая составляющая, которая присутствует далеко не во всех компаниях. Ведь что такое уход в декрет? Это потеря работника.

Корпоративный дух – это еще и отношение к клиентам: мы должны беречь их деньги и быть максимально честны. Если у нас есть какие- то проблемы с исследованием, то мы ставим клиента в известность: признание собственных ошибок порождает доверие".

Семья

«Я недавно прочитала очень интересную статью про смену парадигм материнства. Основное чувство, которое матери получают при рождении детей – это ответственность: накормить, воспитать, сохранить здоровье. А есть не менее важная функция: выступить для своего ребенка неким тренером, педагогом, идейным вдохновителем, подготовить его к взрослой жизни. Вот я со своими детьми в полной мере этой функции не выполнила, хотя сейчас уже задумываюсь о внуках и точно представляю, как их нужно будет воспитывать. У меня очень хорошие доверительные отношения с детьми, и думаю, с их стороны никаких препятствий не будет. Лишь бы у меня самой хватило на это энтузиазма, потому что я собираюсь еще долго и интенсивно работать».

По словам Елены Коневой, в ее семье, в некотором роде, сложились уникальные отношения. В большей степени, это заслуга супруга: далеко не многие мужчины понимают и принимают факт того, что женщина может быть лидером. А Евгений Банников всегда относился к этому с энтузиазмом и вдохновлял жену. При этом моя собеседница признает, что социальное давление оказывает на отношения довольно сильное негативное влияние. Даже близкие семейные друзья, видя такое ролевое распределение, порой отпускают шутки.« Мужу, конечно, приходится сложно, но сама я всегда относилась к нему с большим уважением, и никогда не ощущала себя умнее и успешнее».

Евгений Банников перестал работать в компании только последние два с половиной года: « Сейчас начались отношения, о которых я раньше мечтала - он стал больше скучать по мне. Может позвонить и сказать: «бросай все и приезжай». Не буду утверждать, что наступила идиллия, но я по-прежнему верю, что это трудная, но прекрасная возможность - работать вместе с любимым человеком, ведь жизнь очень коротка. Другое дело, что есть еще проблема монотонности и утомления друг от друга, этот путь далеко не для всех».

Отдых


«Звучит банально – но у меня реально очень мало времени: работаю, вечерами хожу на фитнес. Сейчас еще собираюсь уделить время усовершенствованию английского: мне предстоит много общаться с иностранцами, и кроме профессиональной, потребуется самая простая бытовая лексика. Кстати, у меня не так давно был довольно конфликтный разговор с клиентом, где пришлось очень долго и эмоционально говорить по-английски - это было отличной практикой. В кино я хожу достаточно осторожно, так как у меня очень плохо с усидчивостью: очень тяжело досидеть до конца, если фильм не нравится. К тому же, будет крайне жаль потраченного времени. Поэтому многие новые картины я смотрю позже на DVD: не нравится – в любой момент можно выключить».

С явным удовольствием Елена Львовна рассказывает про свой опыт автовождения. По городу передвигается на быстрой маленькой машинке, а самые яркие впечатления оставил квадрацикл, который был опробован во время отдыха на Красной Поляне: «Совершенно другие ощущения от движения! Это машина для исследователя, так как очень проходима, и можно ездить по горам и окрестностям. Какое-то время я пыталась учиться дополнительному мастерству автовождения – это мне, действительно, очень нравится. Жаль, что многие люди успокаиваются, получив права – это очень полезная вещь. Я сейчас даже обсуждаю создание организации женского кубка по гонкам - это очень перспективное направление, ведь с каждым годом женщин за рулем становится все больше».

- А какая музыка у Вас в машине звучит? - Самая разная – есть диск популяризированной классики, медитативная музыка, буддийские мантры. Мы довольно часто меняемся машинами с детьми и мне очень нравится, когда от них остаются какие-то диски- это расширяет мои горизонты. Сейчас, к примеру, есть последний альбом Земфиры от дочери, и диск с рэпом от сына.

Елена Конева любит путешествовать, хотя туристом себя не считает: «Музеи и регламентированные экскурсии не для меня. В путешествии главное – свобода: хочется ощутить себя частью местной жизни, пообщаться с аборигенами. В этом году я собираюсь во Вьетнам – это место еще не так «изъезженно» как Индия, к примеру. Мне очень нравятся различные восточные практики, массажи… хочется сначала расслабиться на целую неделю, а потом арендовать джип и поездить по окрестным деревням, джунглям».

О традиции деловых «завтраков-обедов-ужинов» бизнес-леди Елена Конева знает не понаслышке: спокойно говорит о том, что быстро поправляется, поэтому старается много не есть. Да и крупные рестораны с серьезным церемониалом и дресс-кодом напрягают: «Я люблю себя вести расслаблено, мне больше по душе небольшие заведения домашнего типа. Часто хожу в одни и те же места, где уже завязываются какие-то отношения с персоналом. Очень нравится просить официантов о чем-нибудь нетрадиционном: к примеру, сок сельдерея никогда не делают с перцем, а я говорю – если есть сладкий перец, то почему бы это не попробовать? Ценю рестораны, где это могут сделать».

Дресс без кода


Приставка «бизнес» легко убирается, а Леди остается. Леди Елена Конева в ответ на мой сугубо женский вопрос отрицательно качает головой: «Никаких стилистов! Я даже женских журналов никогда не читаю, если только в самолете полистаю иногда. Это не значит, что я это все отвергаю: просто долгое время для этого не было не только времени, но и денег. Возможно, это прозвучит странно, но я лишь недавно созрела для того, чтобы всерьез заинтересоваться модой и красотой. Безусловно, у меня есть внутренние представления о том, как я хочу выглядеть. К примеру, когда мне делают макияж перед фотосессией для какого-нибудь интервью, я понимаю, что он правильный, но самой возиться с этим не хочется.

Что касается одежды, меня достаточно серьезно раздражают официальные костюмы, хотя, конечно, при необходимости я их надеваю. Мне нравится одежда свободная, стилизованная под восток - как раз собираюсь купить во Вьетнаме шелк, он там отличного качества. Хотя, это может быть и строгий костюм в мужском стиле - иногда мне хочется побыть и в такой роли. Вообще, заняться одеждой мне захотелось после того, как я посмотрела фильм «Дьявол носит Прада»: при всей гламурности, фильм очень привлекательный. Если бы я могла создавать себе кумиров, то героиня Мерил Стрип во внешней стилистике мне бы очень понравилась. Это конечно, утрированно, но такая преданность делу, целеустремленность и внутренняя сила внушают уважение. Я сама на каком-то этапе жизни увлеклась идеей того, что человек должен быть обязательно сильным. Знаю абсолютно точно, что сила состоит не в ее демонстрации, и не в агрессивности, а в некой безмятежности. И я стараюсь этого достичь».

Мне кажется, воспоминания о любимой детской сказке могут очень хорошо охарактеризовать любого из нас. И даже если сказочный вопрос ставит вашего собеседника в тупик, мало того, он заявляет, что сказок не любит вовсе, вы понимаете, что перед вами человек с прагматичным складом ума. Елена Конева сходу отвечает: «Русалочка». Она про любовь, и про преодоления, на которые человек идет ради любви. Вообще, любовь мужчины и женщины – это самое главное в жизни, даже любовь к детям – это уже производная. А в Русалочке сочетаются преданность любви и большая сила – то, что всегда было для меня идеалом. Я вообще люблю сказки – мы и с мужем в свое время познакомились на почве увлечения фантастикой. Я и сама внутри живу как бы немного в другом измерении, которым далеко не со всеми поделишься, даже совсем близкие не всегда это понимают. Я как Амели, только гораздо взрослее -эту героиню я тоже очень хорошо понимаю. Я не культивирую, но защищаю свое право на веру в чудеса».


© 2007 Guzei.com, Ольга Мишагина